Пробуждение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пробуждение » Вопросы научные и антинаучные. » Необычные места на Земле


Необычные места на Земле

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://www.vm.ru/news/2016/06/29/po-tu- … 24977.html

https://img04.rl0.ru/pgc/c600x315/5773f7b6-81ad-9679-81ad-9676d07689be.photo.0.jpg

По ту сторону страха

На карте нашей страны немало мест, где можно наблюдать необъяснимые с точки зрения науки явления. Как все загадочное, места эти манят людей, пытающихся разгадать их тайны. Среди них оказался и корреспондент «Вечерки».

Помните сказку Петра Ершова «Конек-Горбунок»? Там царь страсть как хотел жениться на молодой и красивой. Той, правда, желалось кого помоложе, и придумала она «суженому» испытание: «... Вот, коль хочешь ты жениться И красавцем учиниться — Ты, без платья, налегке, Искупайся в молоке; Тут побудь в воде вареной, А потом еще в студеной.

И скажу тебе, отец, Будешь знатный молодец!» Это всего лишь сказка, но, как говорится, в ней — намек. О том, что в землях сибирских существуют волшебные озера, 19-летний Ершов узнал, когда жил в Омске. Тогда он и написал своего «Конька-Горбунка», зашифровав в нем формулу молодости. Под котлами с молоком и водой, конечно же, подразумеваются озера. Только вот какое дело: в сказке котлов — три, а озер, которым приписывают необычные свойства, — пять. Как разобраться? Корреспондент «ВМ» отправился в Омскую область разгадать тайну Пяти Озер, а в итоге чуть не попал в другое измерение.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ.

В ожидании НЛО

— Места у нас тут загадочные, — говорит мой проводник Леонид. — Начнешь рассказывать, так суток не хватит! Одних НЛО сколько летало! А у меня с детства мечта была: НЛО увидеть. Так что я теперь все время в небо поглядывал: а ну как летит! — Да что там НЛО! У нас тут два энергетических центра: отрицательный и положительный, — продолжал Леонид. — Там такое творится! Есть дерево, к которому если прикоснуться, то — все...

— Что — «все»? — спрашиваю.

— Пропадешь, — буднично отвечает проводник. — В другое измерение провалишься.

Мне всегда интересно было узнать, как оно там, в других измерениях.

— Покажете деревцо-то?

Леонид хмыкнул и вновь рассказывать принялся:

— Ну и озеро наше, конечно, тоже не подкачало. Бывает, люди часами вокруг него ходят и... не видят. Не показывается оно кому попало, потому как храм на дне его древний стоит. Бывает, ночью вода как засветится, и в небо столб световой бьет. Красиво! Но страшно.

А я ж еще маленьким о таких вещах читал, так что очень мне хотелось посмотреть на чудо.

— Надеюсь, меня озеро к себе подпустит, — прошептал я себе под нос.

— Ну, это если в трясину не провалишься, — проводник с сомнением смотрит на меня. — Там когда будем, ты строго шаг в шаг за мной иди. Иначе — беда. Охнуть не успеешь.

Мертвое озеро

Деревня Инцисс. Одинокая, затерявшаяся в тайге. Домов — раз-два и обчелся. Старенькие домишки-то. И жители — немолоды. Нас встречают несколько мужиков: в телогрейках, в резиновых сапогах. Лица обветренные, морщинистые и уставшие. Но глаза! Глаза — цепкие, жесткие, холодные, молодые.

И не жители это вовсе. Хранители. Озерные. Первого встречного к Шайтан-озеру не пустят.

Балагурят, рассказывают моим проводникам смешные истории. Гогочут. Но я-то чувствую: изучают меня. Пустить — не пустить? Сканируют, обжигают взглядом.

— А озеро далеко? — не выдерживаю.

— Какое озеро? — искренне удивляется один из хранителей и улыбается.

— Шайтан, — не сдаюсь.

— Да нет здесь никакого озера, — говорит мужчина.

Улыбка не сходит с лица, а вот глаза превратились в ледышки. «Недостоин! Не пройдешь! Уходи!» — словно кричат они.

— Ладно вам, — мой проводник хлопает меня по плечу. — Попробуем найти озеро. Пошли! Тропинка ведет в чащу.

Идем. Спиной чувствую, как меня провожает колючий взгляд. Неприятно.

— Не забудь, иди за мной шаг в шаг! — напоминает Леонид.

...Шайтан-озеро называют озером с мертвой водой.

Это как в сказке, помните? Есть живая, а есть и мертвая. Но то — вымысел, примитивный детский язык. А ведь есть и научное объяснение. Мертвая вода существует. Как, впрочем, и живая. Мертвая — всего лишь навсего отрицательно заряженная жидкость.

Еще проще: кислотная вода.

А вот щелочная — живая.

Все зависит от солей, растворенных в жидкости. Наука, простая наука. Потому и живительной считается именно мертвая вода! Она вытягивает из организма все плохое, убивает микробов. Видимо, поэтому в сказках, прежде чем оживить героя, его поливают мертвой водой: обеззараживают...

Чем дальше идем в тайгу — тем страшнее. Ничего не происходит, но — страшно! Тихо очень. Напряженно. Тишина в буквальном смысле давит на уши. Обволакивает. Черт его знает, как это происходит, но я теряю контроль над собой: с трудом попадаю шаг в шаг за проводником. А справа и слева хищно поблескивает болотная жижа.

— Немного уже осталось, скоро дойдем, — вздрагиваю от неожиданно громкого голоса Леонида и чуть не оступаюсь! Удержался. Идем. Вокруг сломанные березы. Сухие безжизненные стволы лежат друг на друге. «Сплошная смерть вокруг» — проносится странная мысль, и тут же следующая, не моя, чужая(!): «Уходи!» Мотаю головой, внезапно захотелось перекреститься, хотя никогда этого не делал.

— Ну вот и пришли, — говорит Леонид.

Выглядываю из-за его плеча и не понимаю: нет тут никакого озера. И вновь в голове тот самый голос кричит-надрывается: «Чужак! Уходи! Недостоин!»

Болотный ужас

Огромное поле, переливающееся зеленым перламутром. Поле. Но не озеро.

— Да как же так! — невольно вскрикиваю. Леонид с удивлением смотрит на меня. Я же, словно во сне, делаю шаг в сторону поляны и... по щиколотку проваливаюсь в воду.

— Руку! — кричит проводник, вытаскивая меня из болотной жижи. — Ты чего, корреспондент?! Я ж тебе говорил: иди только по тропинке!

— Да у вас тут фиг разберешь... Озеро-то где? Обещали ж показать!

— То есть как где? Вот же оно. Ты б не по болоту прыгал, а прямо шел... Странный ты!

Вновь поворачиваюсь в сторону поляны. Что за?.. Нет поляны! Озеро! То самое.

Показалось-таки! Это уже потом, в Москве, знающие люди истолковали мне все произошедшее.

Скорее всего, взгляд, привыкший к полумраку леса, не сразу сориентировался.

Кроме того, накрутил я себя предостаточно, вот подсознание и сыграло злую шутку с «мороком» в виде поляны. Бывает... Правда, есть и второе объяснение.

Мистическое. Озеро действительно показывается не всем.

— Я сюда приезжаю уже третий год подряд, — рассказал мне через некоторое время омич Сергей Осеев. — Другой бы сдался, а я по-прежнему надежду не теряю. Ну не могу найти озеро! До смешного доходит — местные мне говорят: иди по этой тропинке и выйдешь на берег. Иду. И не выхожу! Озеро — дурманит.

Меня, возможно, оно тоже «дурманило», но в тот момент, когда Леонид протянул руку, вытаскивая из трясины, он передал часть «своей» энергии и озеро меня приняло. Для материалистического человека это объяснение ни в какие ворота, но чем черт не шутит.

ДЕНЬ ВТОРОЙ.

Встреча вампиров

— Так все-таки, если верить сказке Ершова, надо искупаться в трех озерах. Шайтан — с мертвой водой. В нем первом надо окунуться? — интересуюсь у Леонида.

— Не знаю я, — бурчит он. — Да и какой смысл в этих ваших сказках, если два озера известны, а третье — нет.

— То есть? — Ну в сказке три ж котла было, так? Шайтан-озеро — первое. В нем с человека смывается вся зараза, тело и душа очищаются.

В Линеве-озере — живая вода. А еще есть Щучье озеро и Урманное: но какая в них вода — непонятно. Приезжали ученые, говорили, что и в них вроде бы живая.

— Подождите, но ведь ваш край называется — край Пяти Озер...

— То-то и оно! Даже мы не знаем, где оно, пятое! Возможно, оно и есть то самое, главное, искупавшись в котором преображаешься...

Вот так вот! Не разгадаю я тайну. Но хотя бы мертвой воды в Шайтан-озере набрал.

— Не расстраивайтесь, — говорит Леонид. — Завтра побываем на месте сборища вампиров.

...Деревня Окунево. В последнее время получила она большую известность.

Каждое лето в конце июня собираются здесь маги всех уровней, и черные, и белые.

И вампиры. Как же без них.

— Кровь они, конечно, не пьют. Это ж энергетические вампиры, — рассказывает мне житель Окунева Владимир. — А деревню они нашу выбрали по одной причине: у нас здесь два энергетических центра. На одной территории и отрицательный центр, и положительный.

Это — редкость. Чего только тут не происходит! А впрочем, сами все увидите.

Остаться в живых

Тюп — место, где из-под земли бьет в небо поток отрицательной энергии. Небольшая полянка, которую почти полностью окружает речка. Говорят, именно здесь можно провалиться в другое измерение.

— Мы здесь коров пасем. Но, что странно, в центр этой поляны они никогда не заходят! По кругу ходят, — показывает Владимир. — Ну что, идете туда? — А вы разве не со мной? — Да а нам-то зачем, мы ж местные, и так все знаем...

...Иду по тропинке. Да, действительно, вот коровья дорожка аккурат по кругу идет. Ну что, рискнуть в центр выйти? Где тут потоки энергии? Сказки все это! Чем ближе к центру, тем тише становится. Птиц здесь ни одной, только странные деревья. Маленькие, кривые, перекрученные.

Жуткие. «Ну, к какому из вас прикасаться нельзя?» — хорохорюсь я. Хотя, если честно, ни одно трогать не хочется. Конечно, я не верю в сказки, но...

Хожу меж деревьев, изучаю. Никогда не думал, что такая мысль может возникнуть, и тем не менее пронеслось: «Ощущение, что растения кричат от ужаса...

Была б их воля — умчались бы!» Но я-то могу уйти. Пора! Неприятное местечко.

Развернулся и направился прочь...

Нет, я только хотел уйти, но не мог. В одно мгновение произошло сразу несколько событий. В лицо подул ураганный ветер. Гнетущая тишина сменилась ужасным завыванием. А самое главное: стало страшно. Нет. Не так. Стало очень страшно.

Как пишут в книгах: меня обуял животный ужас.

Сильный ветер выбивает из глаз слезы, дыхание сбивается, каждый шаг дается с трудом...

Мне показалось, что прошла вечность, прежде чем я выбрался с поляны. А выбравшись, поклялся себе, что больше сюда — ни ногой! Никогда! Я чудеса люблю, но это уже перебор.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Александр Зайцев, доктор технических наук:

— В этих местах и в самом деле очень сильное электромагнитное поле, образованное в силу естественных причин: этому поспособствовали и тектонические разломы, и другие факторы.

Там есть два энергетических центра — Тарский увал и река Тара.

Когда я докладывал об окуневском феномене на одной из тематических конференций и сказал, что приборы в районе Окунева зарегистрировали электрическую частоту в 127 Гц, многие из собравшихся прокомментировали это так: похожая частота электромагнитного поля была зафиксирована во время обрядов индийских магов, когда они впадали в экстаз.

Такое поле активизирует жизненные силы человека.

ГИПОТЕЗА

Сибирские ученые выдвинули гипотезу: 300 тысяч лет назад на территории Западной Сибири существовала высокоразвитая цивилизация, где зародились многие религии мира. На этой обширной территории существовала могущественная праславянская цивилизация.

Профессор В. И. Матющенко в своей монографии «Древняя история Сибири» отметил: «…Здесь, по мнению ряда ученых, складывался древнейший индоарийский эпос «Махабхарата», образы и персонажи которого окружены здешними реками, озерами, горами, долинами. Здесь, вероятно, была колыбель индоарийцев, часть из них позднее ушла на юг Азии, в пределы Индостана…»

КСТАТИ

Ученые, которые с 1990-х обследовали здешние места, обнаружили аномальные участки двух типов. В шутку первый назвали «темнилищем», а второй — «светилищем». В «темнилищах» уровень естественного электромагнитного излучения значительно ниже, чем во всей округе. В таких местах люди чувствуют себя очень неуютно, охватывает гнетущее состояние и хочется поскорее убраться прочь.

В «светилищах» уровень естественного электромагнитного поля на один-два порядка выше, чем в округе.

На человеческий организм такое поле действует положительно, оно как бы «подпитывает» человека — самочувствие улучшается, повышается работоспособность.

2

http://www.vkonline.ru/news/archive/187 … -izvayanij

В Красном Яре действует необычный музей каменных изваяний

В Красном Яре действует необычный музей каменных изваяний. Он был создан четыре года назад на окраине села, на улице Крестьянской, 1, местным пчеловодом Сергеем Михайловичем Кульковым.

Заходим вместе с хозяином, Сергеем Михайловичем, и нас встречают несколько живущих здесь собак.

"Жалко было топить щенков, - говорит Кульков. - Сколько смог - раздал, а остальные все здесь живут".

Раньше, когда музей еще не был открыт, через плетень то и дело перемахивали любопытные, чтобы рассмотреть собранные Кульковым древние валуны. Теперь в этом нужды нет: музей приглашает всех желающих, и вход сюда свободный.

"Лет девять назад мне захотелось оставить память о деревнях, где жили мои родители, - рассказывает Сергей Михайлович о том, как начинался музей. - Мама у меня из Сергиевского района, из села Ивановка, а отец - из Елховского, из деревни Черный Враг. Ни там, ни там уже никто не живет: умерли деревни. И мне захотелось поставить памятник им. Около Ивановки нашел огромные валуны весом по тонне, поставил их во дворе, начал обрабатывать. Болгарка - и та не берет, такая плотность. И все же я вырезал таблички для памятников и отвез их в поле, установив на заметных местах. А потом увидел по телевизору передачу с краеведом Евгением Бажановым - он показывал такие же камни и говорил, что они с древних славянских святилищ. Я связался с ним, он приехал и подтвердил, что мои камни священные, и показал следы обработки древних мастеров - я сам их сперва не заметил. Сначала я ему не поверил, но потом вместе с ним три года ездил в экспедиции, мы объехали всю область. И я действительно стал замечать, что на многих древних валунах повторяются одни и те же символы - арка, олицетворяющая солнце, стрелки, указывающие дорогу путникам, трезубец... Я и сам начал искать такие камни по окрестностям и привозить к себе. Часто находил их на вершинах холмов, рядом с дубами - славянскими священными деревьями. А больше всего их в Елховском районе - около Зеленой горы".

Сергей Михайлович показывает следы обработки кварцевых валунов нашими далекими предками. Вот сколы, следы от сверления, остатки металлических трубок, которые вставлялись в камни...

"Металл древний, - говорит Кульков, - он минерализовался, его даже магнит не берет. Каким образом он вгонялся в эти камни - загадка. Сегодня такой камень можно обработать только алмазным сверлом".

Загадочно и предназначение этих камней. Скорее всего, они играли ритуальную роль.

"Подобные камни я видел в Херсонесе, около Севастополя, - вспоминает Сергей Михайлович. - Там такие сегменты ставились друг на друга, и получались каменные колонны".

Английский Стоунхендж и наш Аркаим стали брендами, привлекающими тысячи туристов. Право же, музей, созданный красноярским любителем истории, имеет на это не меньше оснований.

Впрочем, и сегодня здесь наблюдается если не поток, то ручеек туристов - в том числе и зарубежных. Эти места настолько впечатлили чету французов, что они решили поселиться неподалеку, в селе Нижняя Солонцовка, чтобы иметь возможность чаще бывать здесь. А сегодня на Крестьянской улице ждут приезда других гостей из Франции, которые будут здесь жить три дня.

3

http://abakan-news.ru/2017/09/06/салбыкский-курган-потусторонний-экс/

Салбыкский курган: потусторонний экстрим

Салбыкский курган… Загадочное и мистическое место, «Долина мертвых царей»… Сила его огромна! Прошло пять лет после того, как я впервые побывала здесь, но ощущение чего-то сверхъестественного осталось в памяти. Что-то неведомое тянуло меня сюда снова.

Тайна навсегда

Сторож-смотритель музея под открытым небом, Игорь ГАЛКИН, уже семь лет охраняет этот памятник древней Южной Сибири.

    –Почему работаю здесь? Судьба привела, – смеется смотритель. И продолжает: – Про Салбыкский курган я только слышал, а уж когда увидел, тогда, как говорится, с головой проникся. Есть некоторые вещи, которые единицы людей знают. Знают лишь те, кто занимался раскопками.

– Это вы о чем?

    – Нет, пусть это останется тайной. Все то, что происходило во время раскопок…

На мой вопрос, долго ли он привыкал к работе на кургане, смотритель разводит руками:

    – Я как будто дома. Вообще не привыкал – как будто я здесь и был. Мой рабочий день длится с рассвета до заката.

– А после вы закрываете ворота и уезжаете?

    – Почему, нет! Мы здесь ночуем. Вахта маленькая – трое суток. Прямо здесь и живем. Нас четверо.

Мы пьем кофе за столиком, покрытым уютной скатеркой с подсолнухами. В юрте сторожа на самом деле уютно! На стене – большой ковер, на кровати – шкура волка, на столике – чайник и чашки с ложечками. Игорь Галкин начинает свой рассказ с воспоминания о встрече с… призраком.

Молчание тысячелетий

    – Он на коне был. На нем маска была. Очень строгий. Если по голосу определять – лет 45 ему. Заглянул в юрту, сказал мне, коня потянул, и словно не было никого.

– А что сказал?

– Я не буду говорить.

– Откройте секрет хоть чуть-чуть – касательно чего?

    – Он предупредил. Это предсказание о будущем. Пока ничего не сбылось, но кто его знает, что впереди. Я на часы посмотрел – три минуты третьего. И до шести утра я ходил по юрте, обдумывал. Не то что испугался – от этой мысли отвязаться не мог!

Мне даже страшно представить этот «потусторонний» экстрим. Не по себе, когда вспомню о том, что касалась древних глыб, шла по земле, обладающей мистической аурой. Ее чувствуешь! Находясь среди огромных камней, – вес некоторых 23 тонны! – ты забываешь сегодняшнюю реальность. Ты словно под охраной молчания тысячелетий, огражден тайной, которую не узнает никто и никогда.

Я читала о том, что после раскопок Большого Салбыкского кургана в 1954–56 годах мощи вождя были вывезены, но дух вождя никуда не ушел. Может быть, мой собеседник видел именно его?!

– Настроение кургана, оно есть или это зависит только от человека, пришедшего сюда? – спрашиваю я смотрителя.

    – Тяжело объяснить… Оно зависит от людей, которые в течение дня посещают музей, – качает тот головой.

– А много ли приходит людей?

    – Да! И люди негатив сюда несут! Идут, сами не знают куда, напролом! – слушая Игоря, я понимаю его эмоции. – Хотя это уже, как говорится, территория загробного мира. Идут, как к себе домой. Бывает, меня спрашивают: «Вы здесь хозяин?» Я отвечаю: «Мы все здесь – гости». И подчас гости неподобающе себя ведут.

КУДА они попали…

Моей первой мыслью было: «Мусорят, громко разговаривают». Но все тоньше, и более чем необъяснимо.

    – Есть определенная граница между нашим миром и миром загробным, – говорит смотритель. – Люди эту границу пересекают и даже не задумываются об этом. Равносильно тому, что придет человек в гости – и то на кровать ляжет, то в холодильник залезет. Есть, конечно, и нормальные люди, но много мракобесов.

И это, по словам Игоря Галкина, надо видеть. Бывает, люди, зашедшие на территорию кургана, шумят, хохочут.

    – Ну, ладно, это полбеды, – машет он рукой. – А бывает, пытаются разжечь костер…

– Да вы что! – я изумлена.

    – Чтобы пообщаться с умершими. Приходят ночью и… Даже говорить не хочу. Поэтому я налысо и стригусь, чтобы не видно было, что волосы дыбом встали, – смеется смотритель. – Раньше мы на ночь отключали свет, полная темнота на кургане была. Теперь у нас дежурное освещение.

Но даже те, кто ведет себя прилично, зачастую не понимают, КУДА они попали. Они прошлись по территории, и еще неизвестно, кто оттуда вылез… Ведь это дыра в загробный мир!

Мне снова не по себе, когда думаю о своей недавней прогулке по Салбыкскому кургану.

– А люди какого возраста приходят на курган? – интересуюсь я.

    – Разный. От мала до велика, – говорит Игорь. – И ребятишек приводят, и – до старости. Определенной возрастной категории нет. Молодежь бывает.

И вспоминает со смехом:

    – Один раз приехали, крутятся возле жертвенного камня. «Вот, – говорят, – мы прошлый раз приезжали, просили… И как у нас поперло!» Видно, что деловые пацаны.

Не тревожить

Рабочий день смотрителя музея начинается в шесть утра.

    – Пройдешь по территории кургана, посмотришь, приберешь бумажки да всякую такую бяку. Чтобы ничего не валялось, – говорит Игорь Галкин.

– Люди умудряются еще и мусорить здесь? – я снова изумлена.

    – Конечно. У кого что в карманах есть… Вплоть до презервативов. – рассказывает смотритель. – А как-то дед один набрал камешков – на память. Хорошие, красивые камешки. Потом приехал опять, несет в платочке – положить на место. «Взял – заболел…» – охает. Мы всегда предупреждаем, чтобы ребятишки в карманы не совали ничего. С могильника тащить домой, ну зачем?

Музей «Древние курганы Салбыкской степи» работает круглый год, такую достопримечательность нельзя оставлять. Даже зимой, просто график работы меняется.

    – Летом я работаю с десяти утра до шести вечера, зимой – с одиннадцати до четырех, – объясняет мой собеседник. – Здесь бывают такие закаты…

– Представляю, какая красота…

    – После случая с красным сияющим шаром я ночью перестал ходить по кургану. Не боялся! По этическим соображениям. Тут за день люди надоедают, а еще и ночью тревожить… А если выходишь – такое ощущение, что кто-то на тебя смотрит.

Сияющая душа

Что же за случай произошел?! Невероятный, удивительный и… вышибающий слезу.

– Дело было весной, в мае, – говорит смотритель. – Всем известно, что души умерших принимают разные формы, и самая распространенная – это форма шара, плазмоиды. Она – самая оптимальная для передвижения духов.

Было уже за полночь – в тишине внезапно начали гавкать собаки. Скалились на двери юрты, с двух сторон.

– Я сразу чувствую – кто-то за дверью стоит, – рассказывает Игорь. – И знаю, что это не человек. Человека собаки издалека бы почувствовали, начали бы ворчать, а тут резко вскочили и залаяли. Я не стал выходить, не стал дверь открывать.

– Что-то страшное… – тихо говорю я.

– Я не знаю, кого там увидел бы. Прошло какое-то время, я вышел, фонариком посветил в сторону самого большого камня. И увидел шар, сияющий, красный, прямо на камне. Он был как раз в том месте, где тысячи лет назад был принесен в жертву ребенок. Я фонарик убрал, а потом снова навел свет на камень – шар исчез. Я его секунды видел! Это, видимо, душа ребенка и была.

– Не бывает такого, что страшновато ночевать, не можешь заснуть? – услышав эту историю, не могу не спросить я.

– Нет. Это бывает только тогда, когда духи приходят, – отвечает смотритель. – Мы уже привыкли, уже знаем. Как-то чувствуешь их.

http://abakan-news.ru/wp-content/uploads/2017/09/14-300x225.jpg

http://abakan-news.ru/wp-content/uploads/2017/09/11-225x300.jpg

http://abakan-news.ru/wp-content/uploads/2017/09/2-300x225.jpg

http://abakan-news.ru/wp-content/uploads/2017/09/1-1-300x225.jpg

4

http://moscow-baku.ru/news....ydzhana

Тайна уникального озера Гаранохур скрывается высоко в горах Азербайджана

http://moscow-baku.ru/upload/iblock/75a/75a14d4083732554c7f3ba18854b30e7.jpg

Высоко в горах, между густыми лесами скрывается живописное озеро Гаранохур. Дорога к нему ведет через густую чащу, горные спуски и подъемы, потому добраться до озера можно только пешком. Путешественникам придется преодолеть четырехчасовой путь, но зато за это их ждет вознаграждение - природное чудо неповторимой красоты. Журналисты "Москва-Баку" отправились в долгий путь, чтобы увидеть эту красоту своими глазами.

http://moscow-baku.ru/upload/iblock/df9/df9b384b5679c316c7e60c442543a0f0.jpg

Озеро Гаранохур находится на территории Шахдагского национального парка и охраняется государством. Самый ближайший населенный пункт к озеру – это селение Талистан Исмаилинского района. Жители села уже привыкли к приезду гостей, желающих увидеть озеро, и потому часто выступают их провожатыми. Ведь потеряться в этом лесу проще простого, по их словам, не раз приходилось вызывать МЧС, чтобы найти заплутавших в лесу путешественников.

http://moscow-baku.ru/upload/iblock/1d7/1d778ed48c5b340d66b58185d3fe5ba6.jpg

Путь не близкий: добираться до озера четыре часа, потому загрузив рюкзаки едой и всем необходимым, желающие увидеть Гаранохур двигаются в путь. Следы на тропинках указывают на то, что иногда по ним проходят и дикие животные - медведи, волки, дикие кошки, еноты - тем не менее, это никого не останавливает, ведь желание увидеть осенний Гаранохур сильнее страха.

http://moscow-baku.ru/upload/iblock/c8d/c8d9576be85957e7707fd4e92742d011.jpg

Путь к озеру проходит через густые заросли и поэтому нужно было перепроверять каждый шаг, не знаешь, какая яма спрятана под растительностью. Проводники обычно прилагают немало сил, чтобы расчистить путь искателям приключений. Зато выйдя из зарослей, перед путешественниками открывается изумительная картина. Посередине леса водное пространство, озаренное ярким светом.

http://moscow-baku.ru/upload/iblock/29c/29c2d9fac2953b37277bf9297fd5a51f.jpg

Тектоническое озеро Гаранохур находится на высоте 1540 м в горном районе Исмаилинского района. Оно прозрачное и чистое как слеза, и в каждый сезон года имеет свою необычную красоту. Если летом в изумрудном озере отражаются зеленые кроны деревьев, то осенью здесь царит иное настроение – лес вокруг меняет краски на желтые и красные оттенки. А если подняться выше озера, к скалистым горам, то здесь открывается невероятная панорама на Гаранохур, окруженный лесами и холмами. Есть желание вернуться сюда вновь, чтобы увидеть Гаранохур зимой, в белоснежном одеянии.

http://moscow-baku.ru/upload/iblock/9f3/9f309e8f6ce15e8bc12bafc3ef9724e9.jpg

5

https://realty.tut.by/news/building/528918.html

Семья три года живет в доме под стеклянным куполом за полярным кругом

Бенджамин и Ингрид Хьертефёлгер 3 года назад поселились на острове Сандорноя в северной части Норвегии, в 1000 км от Осло. Здесь практически всегда ветрено и холодно. Однако суровый климат семейную пару с четырьмя детьми не пугает — они живут буквально в тепличных условиях. Дело в том, что их дом от холода спрятан под стеклянной полусферой, и когда на улице трещат морозы, в их «теплице» вполне комфортно.
https://img.tyt.by/620x620s/n/nedvizhimost/0d/c/edem_v_gostikupol.jpg
Строительство дома, который окрестили Naturhuset («Природный дом»), было начато в 2011 году. В основании склона был построен цокольный этаж из ячеистого бетона с монолитным перекрытием.
https://img.tyt.by/n/nedvizhimost/0f/a/nachalo_stritelstvakupol.jpg
В следующем году был возведен геокупол — алюминиевый каркас со стеклянными панелями (всего 360 штук) накрывает площадь около 180 кв.м. Диаметр купола 15 м., высота 7,5 м. Стекло используется одинарное, толщиной 6 мм. Геокупол возвела норвежская компания Solardome.
https://img.tyt.by/n/nedvizhimost/0d/3/rabotakupol.jpg
Дальнейшее строительство внутри купола велось уже в тепличных условиях. Дом строился из соломы и глины силами семейной пары и их друзей, проблем со строительными материалами не было, они в прямом смысле под ногами. Новоселье семья отпраздновала в декабре 2013 года.
https://img.tyt.by/n/nedvizhimost/06/8/za_steklomkupol.jpg
Сейчас дом представляет собой глинобитную двухэтажную постройку с плоской крышей в трех уровнях. В нем пять спален, просторная гостиная-столовая, два санузла, подсобные помещения.
https://img.tyt.by/620x620s/n/nedvizhimost/03/1/_05bca8b954a266d688ca74e84708898758fb567001ce13493a_pimgpsh_fullsize_distr.jpg

https://img.tyt.by/620x620s/n/nedvizhimost/02/7/vnutri_kupol.jpg
За стенами дома — сад и огород. В условиях короткого северного лета здесь успевают созреть самые теплолюбивые овощи и фрукты — абрикосы, виноград, киви, сливы, помидоры, огурцы. Под куполом сельскохозяйственный сезон длится на пять месяцев дольше, чем снаружи. Зимой что-либо вырастить невозможно — здесь, за полярным кругом, 3 месяца вообще нет солнца.
https://img.tyt.by/n/nedvizhimost/0e/1/psadkikupol.jpg

https://img.tyt.by/n/nedvizhimost/08/0/teplichkakupol.jpg
Под самым куполом, на плоской крыше дома находится терраса, на которой можно наслаждаться закатами и звездами, северным сиянием, принимать солнечные ванны, заниматься йогой, лежать в гамаке или кататься на качелях. Отсюда открывается потрясающий панорамный вид.
https://img.tyt.by/n/nedvizhimost/0d/5/severnoe_siyaniekupol.jpg
От дома вниз к морю тянутся вкопанные в землю трубы вентиляции. Из-за того, что температура земли постоянна, воздух, поступающий через них снаружи зимой прогревается, летом — охлаждается. Горячей водой дом обеспечивают солнечные коллекторы. Вытяжки в основании дома, окна на среднем уровне и окна под крышей обеспечивают постоянную циркуляцию воздуха внутри купола.
Благодаря ему у глиняного дома длительный срок эксплуатации — под куполом нет дождей и снега, здесь практически всегда одинаковый уровень влажности. Хозяева утверждают, что дом может «стоять вечно, если вы поддерживаете его сухим». К тому же, по их словам, нет никакой необходимости красить или даже обслуживать стены постройки.
https://img.tyt.by/620x620s/n/nedvizhimost/05/4/zima2kupol.jpg

https://img.tyt.by/620x620s/n/nedvizhimost/0d/e/vid_leto_kupol.jpeg
Дома-теплицы популярны и в Швеции. Архитектор Бенгт Варн впервые реализовал свою идею  утепления дома при помощи теплицы еще в 1974 году. Плюсы такого решения особенно заметны в холодный период года: когда на улице -3°С, за стеклом плюс 15-20° С. В отличие от норвежского купола, шведский вариант имеет форму обыкновенной теплицы.

6

http://serovglobus.ru/vottovara/

Привет Уралу с вершины эрратических валунов

Воттоваара – гора, надежно прописавшаяся в десятке самых загадочных, таинственных, мистических (и так далее – списков множество) мест России.

Пейзаж Воттоваары сомнений в том, что территория странная, не оставляет – это чередование мертвых деревьев, витиевато закрученных неведомой силой, и множества валунов разного размера, одни из которых «поставлены» на «ножки», другие расколоты под ровными углами ровными прямыми, какие-то глыбы отполированы до фабричной гладкости, иные балансируют на «честном слове».

Возвышается мрачное великолепие над тайгой и зеркальными озерами, в которых отражается небо до самого горизонта. По законам жанра располагается ландшафтный памятник природы в труднодоступном месте – около 30 километров леса и болот от ближайшего населенного пункта малонаселенной Карелии – поселка Гимолы (ударение на первый слог).

Несмотря на то, что жутко красивое место на сегодня является жутко популярным в определенных кругах людей, каких-то организованных на регулярной основе экскурсий или туров из Петербурга, нет. Попасть на высшую точку Западно-Карельской возвышенности, коей является Воттоваара, можно либо с каким-нибудь тур-клубом, либо «дикарями». Поезд из Петербурга до станции «Гимольская» отправляется дважды в неделю, из Петрозаводска, административного центра Карелии, почаще – трижды.
http://serovglobus.ru/wp-content/uploads/2018/08/2018-08-19_22-01-42-600x450.jpg
В центре горы — амфитеатр естественного происхождения

Уверенные в себе люди дальше могут идти пешком. Все остальные могут договориться с местными о трансфере: отвезут и заберут в оговоренное время, а еще вытянут из болот смельчаков, уверенных не только в себе, но и в своем транспорте. От грунтовой дороги до самой горы идти придется сразу вверх. Хоть Воттоваара относительно невысока – 417 м – подъем на некоторых участках очень крут. Благо, пролегает между деревьев, за которые можно ухватиться, и из самой тропы торчат камни, которые можно использовать, как ступени.

Воттоваару многие ошибочно называют Смерть-гора. Судя по подписям к фото в социальных сетях, многие туристы абсолютно уверены, что именно так название переводится с карельского или с финского (или с какого-нибудь другого) языка. Но нет. В финском, карельском и саамском языках слово по звучанию и написанию схожее с «вотто» означает победу, «ваара» – гора, сопка. Ударение в каждом из слов на первый слог и в составном слове, соответственно, два ударения. Гора Смерти в Карелии тоже есть и находится она тоже недалеко от Гимол – в нескольких километрах от Воттоваары. Здесь никакой мистики и легенд – все реально и трагично: в годы Великой Отечественной войны на этой сопке в ходе боев от рук фашистов погибло большое количество партизан.

Панорамный вид на Карелию и живописные пейзажи – это очень хорошо, но не основная цель большинства туристов, рвущихся на Воттоваару. Славится место сейдами, версиями об их происхождении и, конечно, легендами – куда ж без них!

Сейды – это конструкции из камней, фрагменты скал или просто огромные (и не очень) валуны, отдельно стоящие, которые у древних саамов считались священными (священные деревья называются «карсикко»). Изложений много: либо в сейдах жили духи, либо оставленные ушедшими на промысел рыбаками части душ, дабы в случае гибели они не достались морскому чудовищу. По самой распространенной версии, в сейды превращались саамские колдуны – нойды, отошедшие в мир иной. А это значит, что через сейды с этим миром можно «законтачиться». Чуть западнее, на европейском севере, вместо колдунов сейды после себя оставляли эльфы. Звучит красиво и сказочно, но глядя на пейзаж Воттоваары – все-таки колдуны. К разным сейдам обращались с разными просьбами, каким-то приносили жертвы, к каким-то подходить можно было только в определенное время, а к каким-то запрещалось подходить женщинам и детям.

На Воттовааре таких сейдов насчитывается свыше полутора тысяч. Уже несколько десятилетий длится спор об их происхождении: природа-матушка, точнее, ледник-батюшка, или же некие разумные создания приложили титанические усилия.

Дело в том, что часть огромных валунов очень устойчиво стоит в очень неустойчивом положении: на наклонной поверхности либо водрузившись на несколько (в основном — три!) камня значительно меньшего размера. Последние называют «камни на ножках».
http://serovglobus.ru/wp-content/uploads/2018/08/2018-08-22_15-46-20-150x150.jpg http://serovglobus.ru/wp-content/uploads/2018/08/2018-08-22_15-46-17-150x150.jpg
Официальная наука объясняет, что валуны принес и оставил в таком положении ледник: лед растаял, камни опустились на землю. Называют таких «пришельцев» эрратическими валунами. «Камни на ножках», считается, появились также, только удачно опустились на другие камни. Талая вода и ветер вымыли и выдули из-под них песок и булыжники поменьше, оставив только те, что плотно зажаты тяжестью самого валуна. Деятельностью «творческого» ледника, который ставил глыбы на три ножки, объясняется и удивительная гладкость многих скал и каменных плит на Воттовааре, дескать, таял и песком полировал.

    Возможно, так и есть – таял-то не одну весну, но, все же, глядя на некоторые горизонтальные и диагональные поверхности, не веришь в их нерукотворность – настолько ровный срез, настолько отполированы, что ступая протекторной подошвой, боишься поскользнуться, а некоторые скопления камней очень похожи на полигональную кладку, а не на треснутый монолит…

Противники природной версии устроения Воттоваары задают вопрос, откуда на поверхности ледника взялось такое количество многотонных камней, такая точность в их «посадке», качество «полировки» сравнивают с действием современных технологий (а то и превосходящих их), указывают на наличие прямых углов, что для природы не свойственно, и четких геометрических форм.
http://serovglobus.ru/wp-content/uploads/2018/08/2018-08-19_22-01-13-150x150.jpg http://serovglobus.ru/wp-content/uploads/2018/08/2018-08-19_23-19-02-150x150.jpg
Некоторые плиты очень похожи на обработанные, какие-то даже вырезаны в форме лестниц и это не только «лестница в небеса». В хаотичном расположении сейдов на Воттовааре сторонники существования древней цивилизации видят некий порядок и, более того, возвышающиеся над землей каменные глыбы считают частью одного большого мегалитического сооружения. Даже есть его 3D-модель! Кстати, это место уже прозвали «карельским Стоунхенджем».

Лестница в небеса – это не образ из сказаний, это реально существующие ступени в камне, заканчивающиеся обрывом. Говорят, что ступеней тринадцать, но честно, не смогла пересчитать: какие-то раздваиваются, какие-то сливаются в одну.

Есть легенда, будто на вершине ступенчатого камня в давние времена стоял трон, который сбросили вниз борцы с язычеством. Трон не раскололся, а долгое время лежал внизу.

Сейчас его, конечно, в обрыве нет, да и сама история похожа на «новодел». А вот сами ступени выглядят очень древними и, действительно, как будто выдолбленными или даже вырезанными. Вот только у коренных обитателей этих мест не было необходимости в лестницах, у них и понятия-то такого не могло существовать…
http://serovglobus.ru/wp-content/uploads/2018/08/2018-08-19_22-02-10-600x450.jpg
Здесь сторонники природной версии с ухмылкой берут слово и говорят: «Да, очень интересный результат выветривания горной породы, действительно, похоже на ступени». Их оппоненты не унывают и заявляют, что коренных обитателей этих мест и не имеют в виду, говоря о сооружении мегалита на Воттовааре –финно-угорские племена, придя на эти земли, увидели, возможно, то же самое, что видим сейчас мы. Поэтому и стали поклоняться сейдам – уж очень необычные камни. А трон… а трон унесли фашисты, от рук которых на Смерть-горе полегли сотни партизан. Они же искали, по распространенным версиям, артефакты древних цивилизаций – вот, нашли и унесли. Кстати, имеется в виду не любая абстрактная цивилизация, а легендарная Гиперборея.

7

https://www.province.ru/ryazan/nu-i-nu/ … ozere.html

https://www.province.ru/ryazan/media/k2/items/cache/a05812a6ea54f32db80b865f7cd66f25_M.jpg

Под Шиловом обитают люди из прошлого

ОТ АВТОРА: в «Мещерку» заглянул известный не только в Рязани, но и за ее пределами целитель, художник и путешественник Владимир ГРИБОВ. Недавно ему на глаза попалась статья, опубликованная в одном из прошлогодних номеров «Мещерки», о танцующем лесе в Шиловском районе. Это и стало поводом для визита в редакцию. Владимир Грибов решительно заявил, что, помимо танцующего леса, в Шиловском районе еще немало мистических мест. И в доказательство своих слов путешественник предложил провести весьма необычную экскурсию.

Мы отправились в дорогу  ранним утром. Первой точкой нашего маршрута оказался запрятанный среди полей и холмов ручей. Тихо и скромно течет себе ручей у подножия большого холма, как сотни и тысячи других ручейков. Но этот ручеек вовсе не простой. Знающие люди зовут его Пьяным. Дело в том, что вода в этом ручье обладает удивительными свойствами: испив ее, можно почувствовать нарушение координации, легкое головокружение – словом, запьянеть.

– Такая вода течет здесь не все время, – рассказывает Владимир. – Но периодически у нее проявляются свойства алкогольного напитка. Ученые, которые обследовали это место, так объяснили это удивительное явление: почва в этих местах состоит из пород, в которых есть полости, пустоты. К тому же местность болотистая. В почве скапливаются газы, которые время от времени выходят из полостей – и попадают прямиком в воду нашего ключика.

А когда газы выходят из подземных полостей и насыщают воду, она становится «алкогольной». Любопытный факт: чтобы понять, что тот самый нужный момент настал и потекла именно «пьяная» вода, нужно всего лишь… взглянуть на камень – сторож этого ручейка. Стоит он здесь с незапамятных времен и напоминает своим видом филина или сову.

– Когда вода становится «пьяной», камень начинает «улыбаться» – появляется довольное выражение на его каменном лице. Так что он не только сторож, но и своеобразный индикатор «пьяной» воды, – уточняет ГРИБОВ.

Найти ручей не просто. Точных координат этого места, ориентиров, по которым можно найти необычный ключ, Владимир не выдал: пояснил, что лучше бы всем людям не знать, где течет ручей, – в целях сохранения энергетической чистоты этого заповедного места.

Дальше наш путь лежал в Шиловский район на Лысую гору. Проезжаем понтонный мост, едем по трассе Шилово – Касимов в направлении к Тырново, в уже знакомые нам места. Там, впереди, растет танцующий лес. Сворачиваем у деревни Сергеевка, при этом мой спутник и экскурсовод сообщает: поговаривают, что здесь до сих пор остались люди, которые могут волком оборачиваться, – оборотни.

– Оборотни не всегда злые духи, как это принято считать. Негативный окрас это слово приобрело в средние века, как и слово «ведьма». А ведь традиционно «ведьма» – мать, родившая не меньше 15 детей, «ведающая мать». И на так называемые шабаши (часто на Лысых горах) собирались специально для того, чтобы такие ведающие матери делились опытом с молодыми женщинами.

Сейчас Лысая гора возле села Инякино покрыта сосновым лесом. Вот только сосны растут здесь необычные. Танцуют и извиваются. Владимир пояснил, что такие сосны называются «кертями». С помощью их причудливо изогнутых веток знающие люди раньше выбивали из человека любую болезнь, просто постукивая по больному месту. Кроме того, стволы сосен здесь от самого корня покрыты сучками, словно богатырские булавы. А стоит чуть-чуть спуститься с вершины Лысой горы, и тот же самый сосняк выглядит совсем иначе: абсолютно прямые, гладкие стволы, травка у подножия, цветущие ландыши и кустарник – в общем, обычный среднестатистический лес.

– Здесь располагается Инякинское городище, третье в Рязанской области по своему размеру, после Старой Рязани и Ижеславля. Находилось оно на границе Касимовского ханства и, скорее всего, было защитным форпостом, военным лагерем, – рассказывает Владимир ГРИБОВ. – Вершина Лысой горы представляет собой ромб, на котором в хаотичном на первый взгляд порядке расположены многочисленные курганы – древние захоронения, количество которых достигает сотни. Скорее всего, они обладали сакральным смыслом, не исключено, что здесь располагалась древняя обсерватория или святилище.

Хранителем этого святилища, как и многих других сакральных мест, по мнению Владимира Грибова, был особый камень – его и сейчас можно увидеть.

– Он и страж, и, скорее всего, обряды возле него совершались. Он обладал свойствами оберега, люди приносили ему подарки и проводили возле него ритуалы. Камни – вообще сильные хранители информации. Так вот, энергетика этого обережного камня очень мощная, сохранившаяся еще с древних времен. И сейчас ему можно оставлять подарки, просить о помощи, загадывать желания – он обязательно выполнит.

А еще на Лысой горе можно повстречать святую Параскеву Пятницу. Является она не всем. Покровительницу женщин увидеть могут только представительницы прекрасного пола, да и то в том случае, если выглядят особым образом: надеть нужно юбку, платье и платочек.

Местные жители до сих пор помнят историю, которая случилась в середине прошлого века. Жительница села Инякино, у которой ничего не складывалось в жизни, решила утопиться. Вечером отправилась к воде – путь ее лежал как раз через Лысуюгору. И встретилась ей незнакомая молодая женщина – просто одетая, высокая, худая. Незнакомка заговорила:

– Ты куда собралась? С ума, что ли, сошла?

Отчаявшаяся женщина крайне удивилась: кто мог знать, куда она идет и зачем? Но начала рассказывать незнакомке:

– Да как же жить мне дальше? Мне уже сорок лет, ни детей, ни семьи – невмоготу мне так.

– Иди домой, все у тебя будет, – получила она ответ.

Женщина послушно развернулась и отправилась домой. Через год она вышла замуж, а еще через год родила дочку.

Здесь же, неподалеку от Лысой горы и села Инякино, есть еще одна странная деревня – Борок. Борок примечателен тем, что здесь издавна наблюдается явление, которое в народе зовут «вдовьим богом».

– Когда у женщины из Борка умирает муж, он и после смерти приходит к ней некоторое время, – рассказывает Владимир ГРИБОВ.

Больше всего подобных случаев наблюдалось, по словам моего экскурсовода, в 60-е годы прошлого века.

– Тогда одна женщина похоронила мужа, после поминок легла спать, как вдруг открылась дверь, и в покои вошел супруг.

Женщина не испугалась и не удивилась появлению гостя, который с порога спросил: «Ты мне ужин приготовила?» Вдова в свою очередь задала вопрос: «Так ты же умер, тебя сегодня хоронили?» – на что он возразил: «Нет, вот он я, живой, и есть хочу». Женщина покормила мужа, легли спать, а утром, до рассвета, до первых петухов, он собрался и ушел. Вечером пришел снова.

– Обратилась несчастная к священнику, он дом освятил, но муж и после этого продолжал приходить. Тогда она пошла к местной знахарке. Знахарка посоветовала отвлечь мужа, скрестить ноги и кукиш ему показать.

Вечером, когда гость снова пришел, женщина сказала ему: «Смотри, какие мы на фотографии молодые и красивые» – и, пока он отвернулся к фотографии, что висела на стене у него за спиной, женщина сделала, как ей знахарка велела. С тех пор покойный больше не приходил.

Явление, когда давно умершие люди появляются в нашем мире, для шиловских мест нередкое. Ученые по-разному пытаются объяснить это и приходят к выводу, что здесь явно аномальная земля. Владимир ГРИБОВ назвал эту аномалию «горизонтами времени». Так обозначают некими проходы, через которые люди могут перемещаться в веках, а также из измерения в измерение. Связано это с геомагнитными свойствами земной коры в данной местности.

– Сюда приезжали разные специалисты, ночевали в Пьяном лесу, заезжали на Лысую гору, смотрели биополя с помощью специальных очков. Вот что мы с ними приметили: если всюду цвет биополя через эти очки красный, то в некоторых местах, по которым мы с вами едем сегодня, фиолетовый. Вспомните радугу: красный – цвет низшего мира, первый в радуге. Фиолетовый – цвет высшего мира, другого измерения – последний в радуге.

Люди из прошлых веков частенько появляются и в селе Терехово – это следующий пункт нашей небольшой экспедиции. Расположенное на старице Оки, в 20 километрах от Лысойгоры, это село стоит на месте древнего города-крепости, предположительно входившего в состав страны Артании (в переводе с мордовского – «страна на запоре»).

– Скорее всего, здесь жила особая каста: и мужчины и женщины были воителями. И погибли они, скорее всего, защищаясь от набега враждебных племен. В прошлом году археологи обнаружили во время раскопок останки 12 человек, которые сгорели заживо. Останки нашли на валу, служившем укреплением, – наверное, это были защитники крепости, и стояли они до конца, до самой смерти.

Жители Артании до сих пор не покидают здешних мест. Старица Оки плавно переходит в озеро Чудино – свое имя водоем получил именно потому, что здесь людям много чего чудится.

– Хрономиражи – явление, когда можно увидеть кусочки прошлых веков, – поясняет Владимир. – Например, в середине 60-х годов, когда был всплеск всяческих аномальных явлений в этих местах, однажды, когда практически все село было на сенокосе, люди вдруг увидели выплывающий на озеро корабль (по описанию похожий на корабль викингов) с полосатыми парусам и характерными деталями.

Этот корабль надолго запомнился селянам. Впоследствии еще не раз то там, то тут на берегу озера встречали или видели вдали мужчин и женщин в старинных одеяниях.

– А уже в христианское время на берегу озера построили церковь. Только она ушла под воду – в наказание за то, что священник спутался с водяными и русалками, – рассказал Владимир. – Сейчас в лунную ночь можно заплыть на середину озера и увидеть маковку этой церкви.

8

https://www.rusdialog.ru/science/173106_1553838163

https://www.rusdialog.ru/images/news/news_view/ab747d5778953e76066037f3c93eb24f.jpg

Город, одержимый числом 11: ученые раскрыли феномен швейцарского города Золотурна

В исследовательском мире сообщили об уникальном швейцарском населенном пункте, который имеет одержимость к числу 11.

Как отметили специалисты, в вышеприведенном случае речь идет об административной единице Золотурне. Следует отметить, что в данном уголке земного шара вышеуказанное число считают магическим. Об этом сообщает издание ʺРоссийский Диалогʺ.

Архитектура города содержит 11 церквей, 11 исторических фонтанов, 11 музеев, 11 башен. Примечательным также является тот факт, что циферблат часов, расположенных на городской площади завершается на числе 11.

есмотря на наличие широкой популярности вышеуказанной традиции, в научном мире так и не нашлось вразумительного объяснения подобному феномену.

Местные предания сообщают, что в древние времена из горного массива Вайссенштайн произошло схождение волшебных эльфов, которые стали предвестниками благосостояния местного населения. Поскольку число 11 в немецкой транслитерации звучит как ʺэльфʺ, обитатели здешних окрестностей решили посвятить этому количеству все сооружения города.

Согласно другому поверью, оно было взято из Библии, чтобы высшие силы оберегали местных жителей и те ни в чем не знали недостатка и не ведали бед. Даже большинство торжеств в этом городе происходят 11-го числа.

9

https://regnum.ru/news/2620362.html

Северный лес: кормилец, убежище, дары смерти

Из Поморской энциклопедии: «Общая площадь лесного фонда Архангельской области и Ненецкого автономного округа 30 918,7 тыс. га. Собственно леса занимают 22 573,6 тыс. га. Остальные площади заняты вырубками, гарями. …хвойные леса, занимают 81% лесопокрытой площади. Из хвойных лесов наиболее распространены темнохвойные, образованные елью и занимающие более 67% лесопокрытой площади. Леса с преобладанием сосны занимают 32%, …лиственницы, сосны сибирской — 1%… Среди лиственных лесов на долю березняков приходится 94%, осинников, ольшаников, ивняков — 6%» (1).

Северный лес по сей день считается местными жителями одушевленной силой, хозяином окружающего, препятствием на пути человека. Столетия тому назад его можно было всего лишь молить о снисхождении. Лес бросал человеку крохи своего безграничного богатства или убивал неудачами — в охоте, в сборе ягод-грибов, плутанием по чащам-топям. Но в лес заходил человек бывалый, уважительный и усердный, лес удовлетворял его многие просьбы, брал в покровительство, укрывал от напастей. Заслышав о жизни первопроходцев, новые цепочки людей тянулись в, казалось бы, негостеприимный край.

Когда людей стало много, они сами стали открывать лесные сокровищницы. Лес становился источником пищи, меха и кожи, стройматериалов, саней, телег, лодок. Леса Севера имели несколько важных особенностей. Они дали растущей Руси пушнину — замену золоту и серебру, месторождений которых у нее не было. Северные леса укрыли гонимых — сохранив многомыслие в культуре, да и сохранив всю древнюю русскую культуру во время набегов и смут. Леса делали войну на Севере возможной лишь на полосках рек и дорог, а оккупацию — временной. Многочисленные корабельные рощи с берегов Северной Двины дали России флот и позволили договориться о сферах влияния с морской державой — Англией.

Одновременно лес оставался источником смерти, часто необъяснимой, за пределами человеческого разума. Даже великий христианский Бог, по мнению крестьян, не был всемогущ в этих темных борах и рощах. Втайне от Бога они задабривали и договаривались с лесом-хозяином и его мифическими обитателями.

Н. А. Криничная, фольклорист, этнограф, Карелия:

«…в быличках и бывальщинах различаются как бы две стороны леса. Одна из них — ета-эта, наша, домашняя, иногда правая — относится к освоенной части леса, прилегающей к жилому пространству: здесь находятся дороги и тропы, ведущие домой. Противоположная же сторона — друга-другая, не та — не тая, обратная, подчас левая, лесная («пошли не в ту сторону, в лесную») — представляет собой не просто неосвоенное или мало освоенное пространство, но иной, параллельный, в буквальном смысле потусторонний мир, который в дохристианском мировосприятии, по сути, не дифференцируется» (2).

Роль космологических знаков-символов в изображении данной природно-экзистенциональной стихии играет и колористика. Мифический лес, как правило, не только самый дальний либо расположенный не на этой, а на другой стороне, но и темный: «А лес-ельник дак страшно темно», «…а такой темной-темной лес вот в этом мысу… Дак какой-то такой страшной, дак один ельник черный такой». Заметим, что темный, помимо прочего, означает «мрак, подобный ночи, не освещаемый ни солнцем, ни огнем» (3).

Свернутый текст

https://regnum.ru/uploads/pictures/news/2019/04/26/regnum_picture_15562823539392820_big.jpg

Многие деревья в лесу у деревни Кургомень, откуда в 1918-1919 гг смерть летела со снарядами канадских артиллеристов, и куда возвращалась с огнем большевистских орудий, перебиты осколками. Так и растут тяжелораненными уже 100 лет

За темным лесом солнце заходит, закатывается, садится. Иначе говоря, он оказывается причастным «к ритуалу космического значения, благодаря которому Солнце каждое утро восходит и следует, не затмеваясь, своим нормальным путем, чтобы закатиться на Западе, а затем, пройдя через страну мертвых, вновь появляется на Востоке»…Следовательно, темный лес, связанный с закатом солнца, символизирует царство смерти. Да и сама темнота осмысляется как признак невидимости, присущий иному миру: отсутствие света, тьма является атрибутом мира мертвых» (4).

Лес смерти. В кургоменском лесу множество изломанных деревьев. Среди стройных 150-летних елей в разные стороны коленями торчат стволы их страдающих сестер. Местный краевед Владимир Романовский, двигаясь по лесу, как танцуя, среди кратеров воронок, оплывших окопов и блиндажей, пояснял:

«— Здесь у них, — так нейтрально называл интервентов Владимир — стояли шестидюймовки. Еще недавно всё было усеяно снарядными предохранителями, которые заменяли взрыватель. С осени 1918 по осень 1919 года шли непрерывные артиллерийские дуэли. Стволы орудий раскалялись, да и большевики «жарили» во всю. А у них — показав на изломанные еловые стволы-позвоночники, осколки перебили нормальный рост. Так сто лет и живут тяжелоранеными».

Кургомень в 1918—1919 гг. интервенты сделали своей крепостью на Двине. Длинными руками крепости стали две канадские шестидюймовки и несколько трехдюймовых орудий. Ни большевистское восстание в 3-м Северном полку за рекой в Тулгасе, ни обстрел Северодвинской флотилией, ни лобовые атаки красных на этом берегу не сбили батареи кургоменского леса. Смерть летела сюда на снарядах большевиков и возвращалась обратно огнем канадских пушек. Сотни солдат и жителей Кургменской и Тулгасской волостей этот лес отправил в иной мир. Артиллерийские расчеты ушли осенью 1919 года, но лес напоминал о потустороннем могуществе подорвавшимися на снарядах детьми. С гражданской минуло 100 лет, но, казалось, англичане в смешных тазиках-касках покинули лес совсем недавно.

Н. А. Криничная: «Темный лес в мифологических рассказах может определяться эпитетом «черный». Особенно это относится к ельнику, наиболее тесно связанному, согласно народным верованиям, с миром мертвых. Тем не менее и ельник, и сосняк в древнерусском языке устойчиво именуются красным лесом, который противопоставляется черному: «Лиственный лес, значит, он считается как чернолесье, да. А вот сосняк, ель, — краснолесье, он круглый год в своем одеянии… Вот таких два леса». Определение красный, относящееся к лесу, обозначает нечто «хорошее, яркое, светлое». Тем самым красный лес связан с понятиями «огонь и жизнь», «возрождение и воскресение». Черный же лес, сбрасывающий листву, осмысляется, соответственно, как утративший жизненную силу. Не случайно в северорусских говорах он называется голодным» (5).

Деревья в мифическом лесу необычной толщины («дак этаки березья толстые»). В некотором роде это первонасаженные деревья. В крестьянском мировосприятии такой лес имеет черты первозданности, девственности, соотносимой с «началом времен»: это густой, дикий, старый, непроходимый, дремучий лес (6).

Характерно, что в народной лирике образ наделенного этими признаками лес — символ печали, тоски, горя, болезни, смерти, разлуки, непреодолимой преграды: «Шла я лесом густым-частым. Невесела и бледна…». «Я помру — похороните, Темный лес останется…» (7).
Лес отождествляемый с инобытием, согласно мифологическим рассказам, маркируется знаками смерти — например, поваленными деревьями, лежащими крест-накрест. В архаическом мировосприятии лежащие деревья приравниваются к трупам, а сам лес — к инобытию: «Лес большой, туды наземь бревна крест-накрест наложены. Ну, думаем, что это такое? Не знаем что». Такой лес в народных говорах называется колодистым, что связано с представлениями о колоде — долбленом гробе, домовине (8).

Свернутый текст

https://regnum.ru/uploads/pictures/news/2019/04/26/regnum_picture_15562824359231072_big.jpg

Окопы и артиллерийские позиции канадской батареи в кургоменском лесу

Чтобы вернуться из инобытия в мир людей, нужно, согласно народным верованиям, исполнить соответствующий случаю обряд. Для этого предписывается переодеть одежду наизнанку, т. е. с верхней стороны на нижнюю, поменяв местами верх и низ, что повлечет за собой смену иного пространства на свое, привычное, знакомое: «И вдруг показалось озеро, другое, дорога — наши места. А час плутали». В том случае, когда антимир вторгается «сюда» в виде леса-валежника, леса-бурелома, леса-сухостоя, высохшего на корню… являя собой царство смерти, по исполнению обряда переодевания, обеспечивающего вытеснение запредельного континуума и замену иного пространства своим, «этот лес куда-то ушел и сгинул». И по его уходе привычное бытие возвращается на прежнее место: «Лес ушел — и туту наш дом, и тут озеро, то не видно было. Абсолютно». Соответственно, отправляясь ночью на встречу с лешим, «бабка» выворачивает платье «на левую сторону», обеспечивая себе этим обрядовым действием попадание в потусторонний мир (9).

…подчас не совсем ясно, то ли сам лес ходит, то ли в нем передвигается некая безличная мифическая сила: «…а по лесу как пошло… гляжу по лесу-то, а лес — то ходит». По свидетельству рассказчиков, он не только ходит, но приходит и уходит: в таком движении есть начало и конец, обусловленные определенным хронотопом. Мало того, будучи разгневанным, лес, подобно многорукому мифическому существу, у которого, однако, вместо рук — ветви, изгоняет из своих владений всевозможных нарушителей лесных запретов и ритуалов: хлещет сзади по ногам и чему попало вицей-прутьями-ветками, березовыми или еловыми… В роли медиатора — проводника между мирами он может «уволочь» человека «отсюда» и унести его «туды», причем с такой скоростью, что у того в глазах только «озеры» мелькают» (10).

П. Д. Патрикеева из деревни Немнюги на Пинеге: «А то раз заночевал человек в лесу. Сидит у костра да шаньгу ест. И вдруг слышит и треск, и гром, идет кто-то. Посмотрел это он, а лесовик идет, а перед им как стадо, и волки, и медведи, и лисы бегут. Таки и лоси, и зайцы, и всякое зверье лесное. Как же он испугался — и боде мой — а тот к нему подходит:

— Что — говорит — человек, шаньги дай кусочек.

Дал он ему шаньги половину. Тот давай ломать да зверям давать, так и шаньга у него не меньшится. И волки сыты, и медведи сыты, и зайцы сыты. Вот лесной и говорит:

— Ты домой иди, не бойся, если волки тебя встретят, ты им скажи: «Шаньги моей кушали, а меня не трогайте».

Ну он и пошел, а звери за ним. Тот человек тоже домой пошел — жила у него вся дрожала. А бегут ему стрету волки, таки страшенны — сейчас съедят. А он и скажи:

— Мою шаньгу кушали, а меня не троньте.

Ну они и убежали. Так он и домой пришел. И зверя никакого не боялся» (11).

Н. А. Криничная: «В мифологических рассказах взаимосвязь человека с лесом часто проявляется в ситуации похищения… В большинстве же мифологических рассказов похищение предваряется ситуацией блуждания по лесу, которое осмысляется как пребывание между мирами, нередко между двумя сторонами леса. Такое блуждание служит прологом к попаданию в царство смерти. Выявляется первопричина блуждания-похищения: «Нет, ты не заблудился, а тебя леший унес» — говорят вернувшемуся домой парню, который, было ушел к другу, не в ту сторону. Похищение же в подобных случаях приравнивается к смерти, временной или завершающей жизненный путь. Из сказанного следует, что по своей сокрытой сущности лес предстает «как мифологически обобщенный образ антимира». Там локализуются умершие, и в первую очередь предки, образы которых в фольклорно-мифологической традиции оказались совмещенными с образами духов — «хозяев» леса» (12).

https://regnum.ru/uploads/pictures/news/2019/04/26/regnum_picture_15562822768703647_big.jpg
Перед тем, как зайти в лес крестьяне кланялись и просили у леса разрешения. Начало старой заброшенной дороги Кенозерье-Пудож

А. А. Белова, село Шуньга, Карелия: «Один мужик ходил по лесу, искал свою корову. Ходил-ходил по лесу и встретил мужчину, стали они вместе корову искать. Идут и… вдруг услышали, что музыка играет невдалеке, поют, танцы слышны.

— Пошли на танцы — говорит спутник.

Мужик согласился, и они пошли. Пришли к избе, внутри топот, крики, песни.

— Ну, что остановился? Шагай через порог — говорит тот мужику.

А мужик как будто очнулся, как будто кто подсказал ему молитву сотворить. Перекрестился он, прошептал молитву — и исчезло видение: и дом с людьми, и спутник. И видит, что стоит на краю обрыва, и стоило сделать ему шаг — упал бы вниз» (13).

Н. А. Криничная: «Согласно быличкам и бывальщинам, мифические похитители заботятся о своих подопечных, а затем, по истечении предусмотренного ритуалом срока, так или иначе отпускают их домой. В мифологических рассказах, такой переход материализован: «…унесли, какой дядька длинный, пуговицы блестящи. И несли меня, токо ветки — говорит — из березы, из елок в глаза били меня и озеры (мелькали)». При этом у похищаемого нередко утрачивается-изменяется сознание: «Как будто ему помешательство было… затемнение како-то было» (14).

Записано П. Д. Рыбниковым в Заонежье: «Идут однажды два охотника по лесу: подходит к ним прохожий добрый молодец и ни с того ни с сего начинает рассматривать их ружья. Ругнули было его порядком охотники, да как посмотрят в лицо, а он синеобразен — значит надо уходить. И ушли они из леса по-тихому заводью зеленому затресью, и разошлись в разные стороны, чтобы стрелять дичь.

И покажись охотнику, что неподалеку, в листве, притаился тетерев, стрелил он птицу и слышит; кричит птица не по-птичьему, кричит голосом человеческим. Подбежал поближе и видит: стрелено у него в товарища.

И вышло, что не перед добром показывался им лесовик» (13).

Н. А. Криничная: «Временной изоляции в лесу, по народным представлениям, подвержены и девушки в период, предшествующий свадьбе. Не находя дорогу домой, они, как потом выясняется, «о самую дорожку сидели под елкой-то». Т. е. пребывали, согласно мифологическому восприятию, в ином мире. Их возвращение предусмотрено ритуалом — и потому блуждание по лесу, приравненное к переживанию лиминального состояния, для девушек на выданье, как и для подростков, заканчивается, в конечном итоге благополучно. О сакральном характере этого периода времени свидетельствует ответ рассказчицы на вопрос собирателя…: «Интересно, что столько теряется, но все и находятся, все живыми остаются…» (16).

Губительным пространство леса может оказаться и для тех, кто нарушил идущие «от веку» ритуально-этические нормы. Так, например, при входе в лес крестьянин, согласно этикету, выработанному традицией, должен был произнести: «Лес мой дорогой (после чего он трижды кланялся, коснувшись пальцами земли), спаси, сохрани; дай бог, чтоб мне не заблудиться». К покровителям леса, нередко уже христианизированным, крестьяне обращались и при сборе ягод, грибов. Для этого использовался особый приговор, произносимый перед входом в лес: «Апостолы Сим, Гурий, Овин, помогите мне набрать ягод-грибов» (17).

Лес — кормилец. Впервые с сыном Мишей мы посетили Артемиево-Веркольский монастырь в 2017 году. Обитель порадовала пятью из шести отремонтированными храмами и часовнями, что для северной обители удивительно. Наместник игумен Иосиф (Волков) повез гостей к часовне Артемия Веркольского, на место гибели мальчика 6 июля 1545 года от молнии. Дорога петляла в еловом лесу, среди белого, покрывшего землю, как вата, мха. Удивительно — на краю колеи торчала шляпка красноголовика. «Гляньте, — говорю, — какой смелый гриб!». Бурной реакции и разговоров «а вот еще был случай» не последовало, но гости стали поглядывать на обочины. «Вот еще гриб, — через десяток метров заметил кто-то, — и вон еще!». Отмалчиваться отец Иосиф посчитал невежливым и раскрыл второе назначение дороги. Оказывается, она кормит постящуюся монастырскую братию. Каждый день в 7 утра монастырские трудники с корзинами в руках отправляются на грибную охоту. Часа через три в трапезной гости и обитатели монастыря уже нахваливают грибовницу и жарешку. Ближе к вечеру мы с Мишей прошлись грибной дорогой, и вернулись всего с десятком грибов. Что за ночь созреет новый грибной урожай не верилось. Но утром свежие боровики, приготовленные по-всякому, украшали стол. «Монастырь за рекой, и жители Верколы не собирают на нашем берегу грибы-ягоды», — между прочим сказал настоятель. О роли молитвы в получении грибного урожая не говорилось, но подразумевалось.

Н. А. Криничная: «При нарушении этих, как и многих других, предписаний «лесного» этикета человек не застрахован от всевозможных злоключений и наваждений, связанных с возникновением кризисной ситуации. Даже собирание трав, осмысляемых в качестве живых существ, без соблюдения обусловленных традицией правил влечет за собой негативную реакцию леса: «Взяла раз, другой, как третий-то наклонюси — а по лесу как пошло, дак так все эти елки-то да вершинья хлыщут»…Еще более чревата губительными последствиями рубка деревьев без учета ограничений, предписанных мифологическим мировосприятием. Не успел дед-дровосек «тюкнуть» топором по «сухой такой сосне», стоящей за рекой (знак потусторонности)… как прибежала «собачка маленька», а вслед за ней с болота пришел и леший» (18).

Из личного архива Е. Е. Левкиевской, записи из Архангельской области: «Ну с лесным раньше пастухи знались, так говорили, что у тех, кто с лесным знается, лесной выбирает из стада самую лучшую скотину. Ну, он забирает, закрывает ее, она так в лесу и остается, она зайдет в такое место, что ей не выйти. У нас все время пас Игнат. Он пас лесом. И вот, знаешь, ведь с лесным надо тоже рассчитываться. А лесной взял и выбрал у него корову-то от сирот. Тут вот рядом соседка была, а у нее двое детишек. А лесной-то взял и эту корову выбрал от сирот, от бедных, не от богатых. Пригнал пастух коров, а этой нет. Эта женщина пастуха спрашивает: «Где, Игнатий, моя корова? У меня коровы нету». Так он сходил и пригнал. Он пригнал эту корову, которую лесной себе выбрал, не отдал корову лесному. А надо было отдать — отдал бы, живой остался. А он не отдал, так его старуха рассказывала: «Дверь ночью открыло, среди ночи все стены исхлестало в избе». Леший его исхлестал. И он умер. Два дня спал, а на третий умер» (19).

Н. А. Криничная: «Во власти леса-лешего оказывается и отданный ему посредством проклятия человек… Устойчивая в мифологических рассказах вербальная формула «Возьми тебя леший!» имеет магическую силу и немедленно материализуется: «Так и вышло. И унесло ее (девочку лет десяти — Н. К) на Вингишское озеро… Несли ее наготово нечистые силы».

Столь же опрометчиво поступает и тот, кто произносит «похвальное слово», обещая, к примеру, без труда найти дорогу домой: «я слепыма глазами попаду!», «вслепки попадем!». Таких смельчаков лес-леший — некая безличная мифическая сила («что-то есть»)…накажет за хвастовство длительным блужданием, в течение которого они будут находиться между жизнью и смертью, как бы в промежутке между мирами: «И ходили да сутки были»…(20).

Из личного архива Е. Е. Криничной, записано в Архангельской области: «Когда леший из лесу выходит, так у тебя все волосы на голове задрожат. Чем он покажется? Бывает, покажется в красной рубахе с кушаком — мужчиной, а бывает, покажется вот такой собакой. А бывает так, что не покажется. Ветер хлещет, а где — Бог его знает. А как ветер, вихорь, так это уж самый леший. Вот здесь позапрошлый год такой был ураган, крыши сняло, а град с маленькое яичко был. А где он шел, этот вихорь то, да столько лесу навалило. Все сосны в повалочку, леший-то выворотил» (21)

Лешева зверушка. С усть-важским краеведом Алексеем Денисовым, мы бродили по чамовскому лесу, где в 1918 году проходил кочующий по Двине фронт гражданской войны. В отличие от Кургомени линии окопов здесь не было, лишь одиночные или парные ячейки в сторону болота. Солнечный день и разговоры о войне несовместны, мы перешли на темы грибов-ягод и лесных зверей, что здесь водятся.

Надо же, перед нами на солнечной поросли брусники блистал росой упитанный зад зверя размером с медвежонка. Обитатель леса был настолько занят, что не убежал и даже не шелохнулся. Шкура животного — ровная, зеленоватая и ухоженная, свидетельствовала об успешной жизни. Ждать следовало любого поворота — зверь мог убежать в лес, убежать в лес могли и мы. Я пошел вперед, забирая влево, чтобы осмотреть животное. Зверь не шелохнулся — у него не было головы. Кто с минуту назад казался упитанным хозяином ельника, обернулся заросшей мхом корягой. Так бывает, лешевы зверушки любят такие проделки. Настроение с хорошего поднялось до веселого, Алексей повел смотреть очередной блиндаж.

Примечания:
(1). Поморская энциклопедия. В 5 томах. Архангельск. 2006−2017. Т.2. С. 26−27
(2).  Н. А. Криничная. Крестьянин и природная среда в свете мифологии. Былички, бывальщины и поверья Русского Севера. М. 2011. С. 50
(3).  Там же. С. 50−51
(4).  Там же. С. 51
(5).  Там же. С. 52−53
(6).  Там же. С. 54
(7).  Там же. С. 54
(8).  Там же. С. 55
(9).  Там же. С. 56−57
(10). Там же. С. 59
(11). Там же. С. 222
(12). Там же. С. 63
(13). Там же. С. 208−209
(14). Там же. С. 65
(15). Там же. С. 288
(16). Там же. С. 66
(17). Там же. С. 68
(18). Там же. С. 68
(19). Е. Е. Левкиевская. Русская народная мифология. М. 2009. С. 132.
(20). Н. А. Криничная. Крестьянин и природная среда в свете мифологии. Былички, бывальщины и поверья Русского Севера. М. 2011. С. 71
(21). Е. Е. Левкиевская. Русская народная мифология. М. 2009. С. 121.


Вы здесь » Пробуждение » Вопросы научные и антинаучные. » Необычные места на Земле