Пробуждение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пробуждение » История мира по Дж.Р.Р. Толкиену » Тексты Профессора


Тексты Профессора

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Здесь я выложил и продолжаю выкладывать тексты Профессора, которые у меня есть. Просвещайтесь!

http://temora.rifo.net/lib.shtml?authlist=Tolkien

2

Что-то ссылка не открывается :disappointed: А было бы интересно почитать...Аданэдель вы не могли бы обновить?

3

И у меня не открывается...

4

И у меня тоже...

5

Могу сообщить об одном удивительном факте: у меня тоже не открывается   :) .

6

Я буду несколько оригинальна, т.к. не про ссылку (к слову, и у меня не открывается).
Ни у кого случаем нет английского текста Лэйтиан? Очень хочется, а найти не могу. :(

7

Mornariel написал(а):

Ни у кого случаем нет английского текста Лэйтиан? Очень хочется, а найти не могу.

По-моему, на elfworld есть английский текст "Сильмариллиона".

8

Сильмариллион на английском у меня есть, и в электронном, и в книжном виде. Я говорила о балладе "Lay of Leithian", которая в стихотворном варианте.

9

Mornariel написал(а):

Я говорила о балладе "Lay of Leithian", которая в стихотворном варианте.

Перепутала, раскаиваюсь... к сожалению, в таком случае помочь не могу :dontknow:

10

Все равно спасибо. :)

11

Я буду несколько оригинальна, т.к. не про ссылку (к слову, и у меня не открывается).
Ни у кого случаем нет английского текста Лэйтиан? Очень хочется, а найти не могу.

Mornariel, кидайте мне мыло - отправлю Вам текст.

12

На форуме уже неоднократно упоминались письма Толкиена, в которых он рассказывает об Арде, о Сильмариллионе, и не отрицает реальность событий. Где-то здесь еще упоминается про то, что Толкиен говорил, что создал вторичный мир. А в другом письме он приводил какие-то основания, для того, что бы считать события Сильмариллиона реальными и основанными на легендах. Скажите пожалуйста, где можно найти эти письма? И правда ли они дают какую-то разгадку к миру Арды? :question:

13

Письма можно найти здесь.

14

Позвольте новичку вступить в ваш разговор. Профессор как-то сказал по-поводу своих творений: " Лично у меня не было особого желания верить, я хотел знать." интересно, что он имел ввиду...

15

На это мог ответить только он. Если нет документированного ответа, то нам остается только гадать  :question:

16

В том-то и дело, что документированных ответов сохранилась масса. Одни "письма" чего стоят! Но Профессор был по-видимому настолько противоречивой личностью. Как-то его спросили чем был Восток Рохана и юг Харада, и он ответил, что Азия, а Средиземье соответственно Европа,хотя в дальнейшем отрицал, что сказал это.

17

Мне кажется, Средиземье сродни Мидгарду, то есть, это материальный мир. И Харад, Рун, Ханд - его части.

18

Существовал ли мир, который Профессор назвал Средиземье в глубине времен или это альтернативная реальность, неизвестно, но безусловно он материален, ибо отрицать его существование было бы также глупо, как и отрицать, то что все состоит из атомов. Кто- нибудь видел атом в реальности? Нет. Однако это не мешает включать его изучение в школьные программы. Любая теория имеет право на существование и, порой, даже самая фантастичная может оказаться истинной...Взять хотя бы в пример Эйнштейна.

19

Насколько я помню из прочитанного, с первой публикацией произведений все же возникали какие-то проблемы, издательство не хотело выпускать в тираж книгу, заявляли типа " что еще за Валинор такой?! Чуть ли не язычеством попахивает."( прямо цитатирую из книги). Как ты правильно заметила времена действительно были другие, тогда еще господствовала "религиозная" цензура.

А феномен "толкиенизма" действительно имеет место быть в обществе. Сколько всего было написано по этому поводу не мне говорить, все и так читали многое касаемо этого. Сколько дискуссий среди теологов, эзотериков...

В художественных произведениях действительно скрыто больше истины нежели в какой-нибудь научно-популярной литературе, где она просто вывернута наизнанку и представлена нагишом всей " читальной" публике и поэтому проскальзывает где-то между строк, незамеченная никем.

20

М-м-м да. Жаль, что я сразу не написал, что не открывается и у меня тоже:)) сайт - не мой был. Ладно, на самом деле, если кому чего нужно - давайте мыло и я так отправлю.

21

http://www.ampravda.ru/2016/06/26/067732.html

Книжная новинка июня.

Джон Рональд Руэл Толкин
«Смерть Артура»: если бы не Средиземье

    Раритетное произведение британского писателя Джона Толкина о рыцарях Круглого Стола до российского читателя добиралось очень долго: автор начал работу над поэмой в 1934 году. «Смерть Артура» так и осталась неоконченной, а причиной стал «Властелин колец» — в конце концов писатель забрался так далеко в придуманное им Средиземье, что на все прочее не осталось ни времени, ни внимания. В достойный издания вид рукопись приводил сын писателя Кристофер, который вообще много сделал для того, чтобы наследие Толкина дошло до ценителей литературы в как можно более полном объеме. Выяснилось, что создатель трилогии, которая считается основополагающей в жанре фэнтези, не просто проявлял интерес к эпосу и характерной для него манере стихосложения, но и сам пробовал силы в этом нелегком ремесле.
    Толкин отнюдь не считал «Смерть Артура» незначительным произведением и выражал надежду, что сможет закончить поэму, даже в середине 50-х. Его сын предложил публике свой вариант концовки, основанный на отцовских рабочих тетрадях, а также присовокупил к произведению подробный рассказ о том, что роднит его с классической легендой об Артуре. Отдавая уважение первоисточнику, Толкин сохранил основу сюжетной линии в неприкосновенности: читатель встретит на страницах книги и Ланселота, и Гвиневру, и Мордреда, а подвиги и странствия закончатся тем, что вынесено в название поэмы и хорошо известно читающей публике. Примечательно, что цикл романов рыцаря Томаса Мэлори, который творил в XV веке, носит такое же название — средневековый автор посвятил этой теме целый ряд книг, которые оказали сильное влияние на создателя «Властелина колец».
    Не обошлось и без эльфов с острова Авалон: существует мнение, что этот вымышленный географический объект  автор впоследствии использовал при создании собственного мира, который получился куда более детализированным. Кристофер Толкин изучил и эту связь, поэтому для людей, которых в России принято называть «толкинистами», издание «Смерти Артура» на русском языке станет поистине бесценным. Но интерес книга представляет и для многих других читателей: как известно, Джон Толкин вовсе не писал развлекательные истории для будущих блокбастеров Питера Джексона, а создавал настоящий эпос, который ему вполне удался. Это свершение, совсем не характерное для времени, в котором жил писатель, и уж точно выдающееся, если вспомнить, что работал он на ним в одиночку. «Смерть Артура» позволит по-новому взглянуть на толкиновское наследие и открыть для себя его ранее неизвестные стороны: сын легендарного британца потратил на эту возможность немало сил.

Отредактировано Canis (2016-06-27 18:09:10)

22

http://mir24.tv/news/culture/14735706

Баллада Толкина вновь выйдет в печать впервые за 70 лет.

    Поэму Джона Рональда Руэла Толкина «Баллада об Аотру и Итрун» переиздадут впервые за 70 лет, сообщает The Guardian. Поэма посвящена прообразу эльфийской владычицы Галадриэль из «Властелина колец» и «Сильмарилиона».
    Самая ранняя рукопись произведения датируется сентябрем 1930 года, а впервые она была опубликована в 1945 году в журнале The Welsh Review.
    Новое издание увидит свет 3 ноября 2016 года издательством HarperCollins вместе с другими стихотворными произведениями Толкина.

23

http://paperpaper.ru/photos/audiolord/

Американский портал Brain Pickings опубликовал треки, на которых Толкин сам читает первую главу первой книги «Братство кольца». По ссылке есть аудиозаписи.

24

http://tribunaperm.ru/2016/06/27/iskusstvo-perevoda/

Первый российский переводчик Толкина, кандидат филологических наук, доцент ПГГПУ Александр Грузберг о своём пути в профессию и основных требованиях к переводчику художественной литературы

Part I

У меня не было специальной подготовки по иностранному языку. Я окончил историко-филологический факультет Пермского государственного университета, в моём дипломе написано «Филолог. Учитель русского языка и литературы». Английский я изучал в школе и вузе, как все. У меня была пятёрка, но языка я не знал. Переводчиком я стал случайно, неожиданно для самого себя.

С детства я любил читать фантастику, но в Советском Союзе было очень сложно достать книги — это был самый большой дефицит. На Центральном рынке в Перми был участок, где по воскресеньям собирались любители литературы. Там нельзя было купить книги, но их можно было обменять. Я регулярно туда ходил и познакомился с другими любителями книг. Один из них принёс мне произведение на английском языке и предложил перевести его. Это был роман Берроуза, автора серии книг о Тарзане. Я очень много времени потратил на него, перевод давался мне с трудом, и практически каждое слово приходилось смотреть в словаре. Работа была сделана с огромным количеством ошибок. Сейчас я смотрю на неё как на недоразумение. Но мне понравилось, и со временем мои самиздатовские переводы распространились по всей стране.

Я занимался самиздатом в 1972–1974 годах, а в 1992 году мой перевод впервые был издан официально — это был фантастический роман Джеймса Грэма Балларда «Затонувший мир». Я подумал, что мне не стоит печататься под своей фамилией, — я человек солидный, у меня научная карьера, книги и статьи по языкознанию. Поэтому я решил издаваться под псевдонимом «Д. Арсеньев». Арсений — это мой внук, «Д. Арсеньев» означает «дед Арсения». Под этим именем были напечатаны почти все переводы. Постепенно обо мне узнали в издательствах Москвы, Санкт-Петербурга, Киева, я получал заказы. Так началась карьера переводчика, и постепенно это стало моей основной работой.

Part II

В советское время невозможно было достать книгу на английском языке — их нельзя было купить или выписать, их просто не было. Каждый год я ездил в Москву в командировку на две-три недели и ходил в библиотеку иностранной литературы. С утра до вечера я просматривал книги, чтобы понять, хочу я прочитать их или нет. В этой библиотеке была специальная фотомастерская, в которой можно было заказать копии. Обычно я делал копии около 20 книг, а через месяц по почте мне присылали негативы. Фотографии нужно было проявить, и после этого можно было читать книгу.

В одной из моих поездок в 1974–1975 годах я наткнулся на трёхтомник, который назывался «The Lord of the Rings», автор John Ronald Reuel Tolkien был совершенно мне не знаком. Как только я начал читать эту книгу, то сразу же понял, что это большая литература. Прочитав «Властелина колец» с огромным интересом, я захотел перевести это произведение для своих детей. На это у меня ушёл целый год. Позже этот текст был перепечатан и разошёлся самиздатом по всей стране.

Толкин умер в 1973 году, в СССР о нём почти никто ничего не знал. Я был первым, кто перевёл «Властелина колец». Это было в 1976 году. Сейчас существует около 12 различных переводов этой книги на русский язык — такого большого нет нигде в мире. Американский исследователь — профессор Марк Хукер даже написал книгу «Толкин глазами русских», в которой говорится в том числе и о моём переводе, который официально был издан лишь в 2002 году небольшим тиражом. Сейчас вы можете найти в книжных магазинах «Властелина колец» только в переводе А. А. Кистяковского и В. С. Муравьёва, потому что московское издательство ЭКСМО приобрело авторские права на Толкина. Мой перевод широко известен у поколения людей 60-х годов, которые выросли на самиздате. Недавно ко мне обратился один человек — большой любитель фантастики. Он решил издать мой перевод за свой счёт тиражом 30 экземпляров для себя и других любителей Толкина. Я называю это «второй самиздат».

Part III

Я считаю, что самое главное требование к переводчику художественной литературы — знать собственный язык. Если вы недостаточно владеете родным языком, перевод не получится. Нужно не просто понять, что пишет автор по-английски, а уметь передать его мысль по-русски, найти соответствия. Недостаточное знание словаря, русской грамматики, постоянные ошибки при построении предложений в первую очередь мешают сделать перевод хорошим.

Кроме того, необходимо очень много знать. Зачастую переводчик допускает ошибки, потому что не знает, о чём идёт речь, или поленился уточнить. Ещё одно качество — это усидчивость. Раньше я занимался переводом непрерывно с утра до вечера по 12–14 часов в день. Это очень большая и трудная работа, но мне она нравится. Я испытываю наслаждение, когда перевожу, — это для меня не в тягость. Сейчас я делаю переводы 10–12 книг в год. Когда-то я начинал как любитель, сейчас это стало моей второй профессией.

25

https://m.lenta.ru/articles/2016/08/29/books290816/

Джон Р. Р. Толкин «Смерть Артура» (перевод С. Лихачевой, изд-во АСТ)

Не успела книга появиться в магазинах, как огорченные фанаты принялись писать : «Позарилась на фамилию Толкина, купила, а в итоге сама поэма от силы страниц 30, все остальное — комментарии, статьи и т.д.». А теперь — о том, почему они неправы, а книга вообще и поэма в частности представляют собой интереснейшее чтение.

Первое: необычный стихотворный размер. «Смерть Артура» — это неоконченная поэма Толкина, написанная не вполне привычным для русского уха и глаза аллитерационным стихом. В русской поэзии эта традиция прижилась скорее как изящная виньетка, «однако в древнегерманской поэзии аллитерация служила не украшением, а функциональным инструментом, связывающим строку в единое целое. Ее роль была близка той, которую в современной рифмованной поэзии играет рифма: соединение единиц стихосложения — строк или полустиший», — объясняет в предисловии переводчик поэмы Светлана Лихачева, автор диссертации об аллитерационной поэзии Толкина.

Поэтому «Смерть Артура» она переводит так же, как Владимир Тихомиров перевел «Беовульфа»:

Истинно! исстари слово мы слышим
О доблести данов, о конунгах датских...
Дань доставить достойному власти...

Второе: родственность Европы и Средиземья. Именно на эту связь указывает текст неоконченной поэмы.

Не видал их взгляд, не внимал им слух —
Разве зверь да птица, что злобно рыщут
В одиноких угодьях. Однажды дошли они
До мглистого Мирквуда во мраке предгорий:
Позади — пустошь, пред ними — стены;
По сирым склонам стремились все выше
Чащ частоколы, черны, непролазны.

Мирквуд — это ведь из «Хоббита», правда. Большой лес к востоку от Мглистых Гор, за рекой Андуин. Но речь в поэме идет о том, как король Артур, присягнувший в верности Риму, ведет войну с германскими племенами. То есть это не Средиземье, а Европа. А Мирквуд, в свою очередь, — устаревшее название лесов в восточной Германии, которое так понравилось Толкину, что он использовал его в «Хоббите», над которым работал в то же время. И, кстати, эльфы в «Смерти Артура» тоже присутствуют. Иными словами, подробный справочный аппарат (а это издание выполнено едва ли не по всем правилам «Литературных памятников», поэма объяснена и с точки зрения традиции артуровского эпоса, и с точки зрения связи с миром Средиземья) не обманывает читателя (купил книгу толстую, а поэма — всего 30 страниц), а облегчает понимание текста и контекста, потому что есть подозрение, что не всякий читатель даже с 30 страницами поэмы разберется.

И третье: имена. Это имеет отношение не столько к поэме Толкина, сколько к недавним спорам о переводе имен из цикла про Гарри Поттера. Поскольку поэма осталась незаконченной, Толкин сам до конца не разобрался, как он хочет называть жену Артура. Светлана Лихачева отмечает, что «преобладает вариант Guinever (Гвиневра), но встречается и вариант Guinevere (Гвиневера), а в черновиках — варианты Guenaver (Гуэнавера), Gwenaver (Гвенавера) и т.д.». В тексте перевода все разночтения она аккуратно сохранила. И, честное слово, пониманию текста разночтения в именах не мешают нисколько.

26

https://www.buro247.ru/culture/news/neizdannaya-povest-tolkina-o-lyubvi.html см обложку новой книги

Сын Толкина издаст неизвестную повесть отца о любви.

Сын известного английского писателя Джона Толкина Кристофер передал издательству HarperCollins рукопись никогда ранее не публиковавшейся «Повести о Берене и Лютиэн». Автор «Властелина колец» написал эту «историю любви обычного человека и бессмертной эльфийки» в 1917-м, сразу после возвращения с Первой мировой войны.

Изначально повесть была частью сборника легенд Средиземноморья «Сильмариллион» — еще одной книги, посвященной вселенной Толкина, — и рассказывает об отношениях Берена, Лютиэн и ее отца — строгого короля эльфов (именно он мешает влюбленным быть вместе, давая Берену сложные и невероятные задания, которые нужно выполнить, прежде чем жениться на Лютиэн). Примечательно, что имена главных героев этой истории выгравированы на могиле Толкина и его жены Эдит на Вулверкотском кладбище в Оксфорде.

За оформление новой книги отвечает британский художник Алан Ли, который уже работал над иллюстрациями к «Хоббиту» и «Властелину колец».

Приобрести книгу можно будет уже в мае 2017 года

27

http://joinfo.ua/culture/1186314_Sredizeme-Tolkien-stanet-glavnim-geroem.html  "Средиземье": Толкиен станет главным героем биографического фильма

28

http://gigamir.net/agenda/internet/pub2985377

Одно особое Рождество из жизни Джона Толкиена.

Это история о самом необычном Рождестве, которое довелось отмечать Джону Рональду Руэлу Толкиену (надеюсь, мне простят такое написание его фамилии). К счастью, с ним были его друзья: Джордж Оруэлл, Ивлин Во и Пелам Вудхаус.

Летом 1941 года Толкиен как обычно включил радиоприемник, и до него вновь донесся знакомый голос Пелама Вудхауса, с натужной бодростью вещавшего о скором крахе Англии и прекрасной жизни в Германии. Толкиен уже год, как слушал эти передачи – с каждым новым выпуском в нем росло беспокойство. Он хорошо знал Вудхауса. С каждым новым выпуском голос его друга звучал все увереннее, но, в то же время, в нем все отчетливее чувствовалась обреченность и даже ужас.

Выключив радио, он подошел к телефону, набрал номер и коротко сказал в трубку:

— Это Джон Толкиен. Мне нужно поговорить с мистером Черчиллем.

История, в которую попал Вудхаус, была довольно нелепой, но никто ей не удивился – такой кунштюк был вполне в духе «старины Пелама». В тридцатые годы знаменитый автор «Дживса и Вустера» переехал во Францию, а в 39–м, когда началась война, отказался возвращаться. «Да что может произойти!», «Так ведь войны–то нет!», «Где я и где немцы!». Поэтому больше всех был удивлен сам Вудхаус, когда июньским утром 1940–го он вышел из дома в халате, чтобы забрать газету и бутылки с молоком. Вместо этого на своей лужайке он обнаружил дюжину улыбчивых немецких солдат и офицера, который объявил Вудхаусу, что тот – интернирован.

Вудхаус исчез из поля зрения, но вскоре появился снова – в виде голоса из радиоприемника. Он шутил о жизни в немецком лагере («Неплохой кофе!», «Обыграл в гольф немецкого майора, так–то!», «Говорят в Англии перебои с маслом? У нас тут есть лишнее, может послать вам?»), призывал Великобританию к миру и сдержанно, но настойчиво, хвалил Германию.

Англия отодвинула Вудхауса в сторону, как мусор, поставив на него клеймо «предатель» и больше не интересовалась его судьбой. Но его друзья и коллеги по литературе знали – Пелам в большой беде, его нужно спасать. Поэтому Толкиен и отправился на встречу с Черчиллем.

Черчилль сам не был чужд литературы, поэтому позиция Толкиена была ему ясна. Но…

— Нет, мистер Толкиен, мы не можем отправить спецгруппу, чтобы спасти вашего друга. Это невероятно сложно. Никто не поддержит этот план. Здесь я бессилен.

— Могу ли я рассчитывать на поддержку, если отправлюсь за Пеламом сам?

— В одиночку? – приподнял бровь Черчилль.

— Нет. В «Братстве» немало людей, небезразличных к мистеру Вудхаусу.

Черчилль кивнул. Он знал, что такое «Братство» – закрытый клуб английских литераторов, куда входил и сам Вудхаус. Немного помолчав, он сказал:

— Мне нужно время, чтобы все устроить. Но не берите много людей. Два–три человека, не больше, обязательно с военным опытом. Я свяжусь с вами, когда все буде готово.

Черчилль позвонил лишь в начале декабря и вызвал Толкиена вместе с его отрядом к себе.

«Недурно», — пробормотал премьер–министр, увидев, кого тот решил взять с собой на задание.
Кроме Толкиена вызволять Вудхауса отправились Джордж Оруэлл и Ивлин Во. Все трое имели военный опыт: Оруэлл воевал в Испании, Во – в Китае, ну а за плечами Толкиена, как самого старшего, была еще и Первая мировая, где он отличился во время высадки в Галлиполи в составе Норфолкского полка.

Черчилль передал им все, что удалось собрать британской разведке. Вудхауса держали в резиденции Геббельса замке Пфлугенсберг, на востоке Тюрингии. Замок охранялся частями Люфтваффе – рядом находился небольшой тыловой аэродром.

План был следующим. В конце декабря Управление специальных операций Великобритании начинало дерзкую операцию «Антропоид», целью которой было устранение протектора Богемии и Моравии Рейнхарда Гейдриха. Толкиен, Оруэлл и Во полетят на том же самолете, что и члены чешского сопротивления Йозеф Габчик и Ян Кубиш. Литераторы будут сброшены в Тюрингии, а чехи – в районе Пльзеня.

— Я с огромным трудом уговорил «Интеллидженс сервис» расширить операцию, — признался Черчилль. – Отдельного самолета вам бы никогда не дали.

С собой члены «Братства» получали четыре швейцарских паспорта – по одному для каждого плюс один для Вудхауса. Это давало им шанс после операции перейти границу со Швейцарией и вернуться домой.

— Не вздумайте там помирать, — напутствовал их премьер–министр. – Эти дураки в министерстве отказались рисковать агентами, так что теперь Великобритания рискует своей литературой.

К замку Пфлугенсберг писатели вышли 24 декабря. На Рождество большая часть охраны была снята, так что у них была возможность внимательно изучить замок и понять, где держат Вудхауса.

— Вон то окно, — прошептал Оруэлл, — Второй этаж, справа от башни.

Используя снаряжение, предоставленное разведкой, они забрались по стене в указанное Оруэллом окно. Тот не ошибся – в углу за столом, ссутулившись, сидел Вудхаус. Когда он повернулся на шум, Толкиен поразился тому, как скверно Пелам выглядит. Цветущий круглолицый сангвиник превратился в старика с ввалившимися щеками.

— Вы с ума сошли, — забормотал Вудхаус, переводя взгляд с одного на другого, — уходите отсюда. Он сам вчера приехал сюда на Рождество!

Толкиен покачал головой.

— Быстро собирайся, Пелам, мы уходим.

В коридоре раздались шаги, и Вудхаус переменился в лице.

— Мы пропали! Он проснулся и идет сюда! Мы пропали!

— Кто идет? – встревоженно спросил Оруэлл

— Геббельс… — прошептал Вудхаус

О докторе Геббельсе, Голосе Фюрера из Стен, ходило множество невероятных слухов. Но одно было известно точно – он без труда ломал волю самых стойких. Его речь проникала вглубь сознания, разъедая личность, словно кислота. Буквально нескольких минут ему хватало, чтобы сделать человека послушным рабом своей воли – точнее, воли своего хозяина из Берлинской цитадели. Вудхаус знал это, как никто другой.

Толкиен резко выпрямился и подошел к двери.

— Я задержу его, но вы должны уходить. Ваши пистолеты здесь не помогут. Бегите через окно. Бегите, глупцы! – крикнул он, видя, что его коллеги медлят.

Во, вылезавший в окно последним, чуть задержался, чтобы увидеть, как Толкиен выходит в коридор.

Из–за двери раздался глухой удар, после которого он услышал напряженный голос Джона.

— Du kannst nicht vorbei! Я профессор англосаксонской филологии и служу священному огню Оксфорда! Твоя тевтонская пропаганда не поможет тебе! Возвращайся во мрак! Du kommst nicht durch!

Затем раздался новый удар такой силы, что Во непроизвольно разжал руки и рухнул в кусты под окном.

До вечера они просидели на опушке леса, наблюдая за замком. Оруэлл считал, что нужно немедленно уходить, но Во предложил не торопиться и оказался прав. Тревоги не было, замок как будто бы замер. Больше всего автора «Пригоршни праха» волновало состояние Вудхауса – тот впал в бредовое забытье, у него холодели руки.

— Ему нужен врач. Мы не успеем довезти его до Англии. Это черное дыхание Туле, я видел такое в Испании, — озабоченно произнес Оруэлл, осмотрев Вудхауса. – Оно убивает человека, когда тот отдаляется источника заражение.

— От Геббельса, — понял Во. – Но нам никогда с ним не справится. Неужели придется вернуть Пелама в замок?

Оруэлл не успел ответить: сквозь вечерний морозный туман к лесу приближалась белая фигура. В свете восходящей луны от нее исходило переливающееся молочное сияние.

— Это Геббельс, — выдохнул Во. – Стреляй, Джордж, не дай ему заговорить! Стреляй!

Но Оруэлл опустил пистолет. Туман расступился и перед ними стоял Толкиен – живой и невредимый, в белоснежном мундире генерала–майора Люфтваффе.

— Идем за мной, к аэродрому, — скомандовал Толкиен. – Это наш единственный шанс выбраться отсюда.

— Что случилось с Геббельсом? — спросил Во.

— Не упоминай его имя, — поморщился Толкиен – Я победил и смог забрать часть его силы. Она сейчас нам пригодится.

— Он мертв? – поинтересовался Оруэлл, поддерживая Вудхауса.

— Нет, я не смог убить его, — покачал головой Толкиен. – Он такой же, как и мы, хотя служит злу.

Обретенную силу Толкиен продемонстрировал на аэродроме, когда серией коротких команд привел в движение наземный персонал. «Его голос словно звучал с небес», — потрясенно вспоминал позже Ивлин Во. Без единого вопроса им подготовили самолет – двухмоторный Ju–88 с надписью Schattenfell на крыле.

— Хорошее название, — кивнул Толкиен – Джордж, ты сможешь им управлять?

— Сделаю все, что могу, — отозвался Оруэлл, — Но таким большим мне управлять не доводилось.

После взлета Во, расположившийся у пулеметной турели, удивленно воскликнул и указал на замок. Казавшийся прежде спящим, Пфлугенсберг теперь сиял зловещей синевой. Затем раздался вой сирены и в небо ударил столб голубого света.

Все было понятно без слов. Геббельс пришел в себя, и теперь призывает Берлинскую цитадель на помощь. А тем временем беглецам еще предстояло пролететь через половину Рейха.

К счастью, настигли их только в небе над Голландией. Однако эскадрилью перехватчиков вел не заурядный командир Люфтваффе, а сам Гюнтер Ралль – ас, чьим прозвищем была «Чертова Дюжина». Его матово–черный Me–410 в темноте напоминал дракона, расправившего перепончатые крылья.

Первая же очередь Ралля повредила рули управления высотой и ранила Во, пытавшегося отстреливаться из нижней турели. Немецкие летчики стали разворачиваться для второго захода. Впереди уже можно было разглядеть размытую полоску английского побережья.

— Орлы, орлы летят! – неожиданно воскликнул Толкиен, наблюдавший за происходящим из верхней турели, — Мы спасены!

Сверху на немецкую эскадрилью спикировала группа «Спитфайеров», заставив Люфтваффе отступить, после чего сопровождала поврежденный Schattenfell до аэродрома в Дувре.

Все участники этой дерзкой операции (засекреченной из соображений государственного престижа) получили рыцарские звания из рук британского монарха. Последним орден получил Вудхаус – он до конца войны находился в госпитале, приходя в себя после немецкого плена. Окончательно исцелился он лишь 30 апреля 1945, когда со смертью Геббельса разорвалась темная связь между ними.

29

https://profibeer.ru/beer/26477/

Как пиво и пабы помогли появиться «Властелину колец» и «Хроникам Нарнии»

Издательство «Альпина Паблишер» выпустило книгу финских авторов Мики Риссанена и Юха Тахванайнена «История пива: От монастырей до спортбаров». С разрешения издателя мы публикуем отрывок из книги (с сокращениями), в котором вы узнаете, как пиво и британские пабы повлияли на появление «Властелина колец» Толкиена и «Хроник Нарнии» Льюиса.

В отличие от многих других книг о пиве, эта написана не пивоварами или сомелье, а профессиональными писателям. Здесь нет ничего про технологии или режимы затирания. Это 24 истории, изложенные хорошим языком, которые раскрывают пиво как культурное, политическое и экономическое явление. Пиво и художники, пиво на войне, пиво в парламенте и т.д. Хорошее чтение для всех, кто интересуется взаимоотношениями человечества и самого древнего сброженного напитка.

Отзыв уже успел оставить Михаил Ершов из «Московской пивоваренной компании» и «Волковской пивоварни»: «Прекрасная книга, которая будет интересна как новичку-энтузиасту, только открывающему для себя волшебный мир пива, так и профессионалу. История пива показана в очень удобной и нескучной форме, как раз так, как и следует говорить о пиве — напитке радостном, быть может, чуть легкомысленном. Но несмотря на легкий слог, чувствуется серьезный труд, проделанный авторами книги. Благодаря им у нас есть отличная возможность узнать о многовековой истории пенного напитка всего из одной книги».

Глава XVII
Самые фантастические глóтки Оксфорда

<…> в Британии на протяжении столетий существовала традиция публичных заведений для собраний под названием public house или проще pub. В паб мог зайти кто угодно. Правила поведения и дресс-код не были столь формальны, как в частных клубах.

В классовом обществе, а в промежуток между мировыми войнами именно такое еще в полной мере сохранялось в Великобритании, аристократы, предприниматели, офицерство и ученые были в пабе гостями нечастыми. Однако имелись и исключения. Паб «Орел и дитя» (The Eagle and Child) рядом с территорией Оксфордского университета с XVII в. был местом, где наряду со студентами насыщению духа и плоти могли предаться и профессора. В течение неполных 20 лет завсегдатаями паба были члены литературного общества, которое еженедельно утром по вторникам собиралось в отдельном кабинете побеседовать как о литературе, так и о многом другом. В общество, именовавшее себя «Инклинги» (The Inklings), входили, в числе прочих, автор «Властелина Колец» Дж.Р.Р. Толкиен и создатель книг про Нарнию К.С. Льюис.

Впервые Толкиен и Льюис встретились в мае 1926 г., когда Толкиен был 34-летним профессором англосаксонского языка, а 27-летний Льюис университетским преподавателем английского языка и литературы. По прошествии лет, когда выяснилось, что они оба проявляют интерес к древним сказаниям, формальное знакомство переросло в дружбу. Они комментировали исследовательские работы и стихи друг друга, однако толчок к началу тесного сотрудничества дал брат Льюиса Уоррен, переехавший в Оксфорд в 1932 г. Простой и компанейский Уоррен, проходя однажды мимо двери в кабинет младшего брата, встрял в литературную беседу К.С. Льюиса и Толкиена. Уоррен внес в обсуждение совершенно новый взгляд и, когда разговор стал затягиваться, предложил отобедать и пропустить по кружке в соседнем пабе «Истгейт».

В дискуссионный кружок почти сразу влились еще несколько участников из оксфордских литературных кругов, и его деятельность начала приобретать постоянную основу. Вечерами по четвергам общество собиралось на квартире Льюиса при колледже Святой Магдалины «попить пива и поболтать — а в лучшие времена случалось, что и поужинать», как описывал эти собрания Льюис. Собрания по вторникам, которые нередко затягивались до обеда и дольше, происходили в пабе «Орел и дитя». Паб, который также любя называли «Птичка и малыш», по старому английскому обычаю состоял из множества комнаток и был отделан излюбленным темным деревом. В том случае, если это заведение было по той или иной причине недоступно, вторничные посиделки проводились в пабах «Королевская армия» (King’s Arms) или «Ягненок и флаг» (The Lamb and the Flag).

<…>

«Инклинги» собирались еженедельно начиная с 1933 г. и до конца 40-х. На встречах члены общества читали друг другу произведения, над которыми работали в данный момент, и комментировали их. Говорили о литературе вообще и связанной с собственным творчеством. Достаточно часто, как представляется, предметом обсуждения становились отношения между научной и художественной литературой, что объясняется тесными связями общества с Оксфордским университетом. <…>

Литературные интересы общества «Инклингов» были сосредоточены преимущественно на сказаниях и фантазии. Их лидеры Льюис и Толкиен в 1930-х гг. обдумывали сюжеты, действие которых происходило в вымышленном мире. Дебютный роман Толкиена «Хоббит, или Туда и обратно» вышел в 1937 г. Первая часть научно-фантастической трилогии Льюиса «Рэнсом» под названием «За пределы безмолвной планеты» увидела свет год спустя. Рукописи обоих произведений были прочитаны за угловым столиком паба «Орел и дитя», как и все последующие произведения писателей.

В пабе обрели свою первую аудиторию трилогия Толкиена «Властелин колец» (написана в 1937–1949 гг., опубликована в 1954–1955 гг.), этапное произведение К.С. Льюиса «Письма баламута» (1942 г.) и ставшая классикой фантастического жанра книга Чарльза Уильямса «Канун Дня Всех Святых» (1945 г.). Льюис открыто признает в своих воспоминаниях, что обсуждения в обществе «Инклингов» имели для его творческого роста решающее значение. В эти годы он отшлифовал и возникшие у него еще в молодости наметки фантастического мира, из которых выросли опубликованные в 1950–1956 гг. «Хроники Нарнии». По словам Льюиса, Толкиен был невосприимчив к критике, хотя Льюис и отмечает, что иногда его обычно сдержанный в поведении и деликатный коллега, разгорячившись, начинал «громко вещать на англосаксонском».

Тем не менее отзывы членов общества оказывали влияние и на Толкиена. Например, он после долгих размышлений убрал из «Властелина колец» эпилог, который написал в двух версиях, потому что общество «Инклингов» его не одобрило. Позже Толкиен пожалел о своем решении, и одна из версий эпилога была опубликована в собрании сочинений «История Средиземья», вышедшем под редакцией сына писателя Кристофера.

Помимо того, что структура и содержание произведений Льюиса и Толкиена получили свою огранку в пабе, влияет на их сюжет и пиво. К примеру, описанный во «Властелине колец» постоялый двор «Резвый пони» в Брыле внутренним убранством не отличается от оксфордских пабов: «В зале собрался самый разный и самый пестрый народ. Фродо разглядел их, когда глаза его привыкли к тамошнему свету, чтоб не сказать полутьме. Красноватые отблески сеял огромный камин, а три многосвечных светильника тонули в табачном дыму».

В описанном Толкиеном Средиземье любители пива имеются и среди хоббитов, и среди людей, и среди гномов. Толкиен и сам был большим почитателем эля, однако хоббиты наряду с элем жаловали и портер, и медовуху. В старой застольной песне Бильбо Бэггинса также не забыты достоинства ячменного напитка:

Под горой стоит трактир.

Но не в этом диво.

Дивно то, что как-то встарь

Соскочил с луны лунарь,

Чтобы выпить пива.

30

http://yakutsk.ru/news/culture/povest_t … a_sto_let/

https://rentv.cdnvideo.ru/sites/default/files/styles/640x360/public/field/image/2017/22/32708664._uy3521_ss3521_.jpg?itok=30X7PsCF

1 июня в свет вышла новая повесть писателя Джона Рональда Руэла Толкина «Берен и Лютиэн», написанная легендарным создателем «Властелина колец» сто лет назад. Издателем и редактором историю любви эльфийки Лютиэн и человека по имени Берен, стал сын писателя Кристофер Толкин, сообщает Би-би-си. 

Действие книги происходит во вселенной Средиземья после событий «Властелина колец» и «Хоббита». Вместе влюбленные пытаются противостоять величайшему из всех злых существ, Мелькоре.

История о Берене и Лютиэн была написана Толкином в 1917 году, вскоре после возвращения с фронта. Как сообщает издание, в основе повести «очень личная история» автора. Прообразом прекрасной Лютиэн стала жена писателя Эдит. А имена главных героев выбиты на надгробии могилы, в которой покоятся останки писателя и его супруги.

Литературоведы, изучающие творчество Толкина, говорят о том, что однажды, когда Толкин и его жена прогуливались в Восточном Йоркшире, «Эдит станцевала на поляне, усыпанной белыми цветами». Позже эта сцена попала в повествование и стала ключевой темой книги.


Вы здесь » Пробуждение » История мира по Дж.Р.Р. Толкиену » Тексты Профессора